Image
Биография шейха Захида аль-Каусари (да помилует его Аллах)
Мухаммад Захид ибн Хасан аль-Каусари аль-Ханафи аль-Ашари (1296 – 1371 гг. хиджры), помощник последнего шейхуль-Ислам Османского халифата...
859
18 сентября, 20

Биография шейха Захида аль-Каусари (да помилует его Аллах)

859
18 сентября, 20
АВТОР ЦИКЛА
Биография шейха Захида аль-Каусари (да помилует его Аллах)
Azan.ru
Источник:
AZAN.RU

Исламский информационно-образовательный портал

Azan.ru
Перевод:
AZAN.RU

Исламский информационно-образовательный портал

Мухаммад Захид ибн Хасан аль-Каусари аль-Ханафи аль-Ашари (1296 – 1371 гг. хиджры), помощник последнего шейхуль-Ислам Османского халифата Мустафы Сабри, считается одним из обновителей (муджаддид) 14 века исламской истории. Получал знания у своего отца, а также ученого по Корану и хадисам Ибрагима Хаккы (ум. в 1345 г. х.), шейха Зейнуль-Абидина аль-Альсуни (ум. в 1336 г. х.), шейха Мухаммада Халиса аш-Ширвани, Аль-Хасана аль-Азтуваи и других ученых.
 
Когда Османская империя распалась, он переехал в Каир, затем на некоторое время в Шам, а затем снова вернулся в Каир, где и жил до самой своей смерти. Его учениками были такие известные ученые как Абдуль-Фаттах Абу Гудда и Абдуллах аль-Гумари.
 
Ниже приводится цепочка (сильсиля), по которой он получил свои знания в фикхе:
 
  • Имам аль-Каусари брал знания по фикху от своего отца, а также от ученого по хадису Ибрагима Хаккы (ум. в 1345 г. х.), шейха Зейнуль-Абидина аль-Альсуни (ум. в 1336 г. х.);
 
  • Его отец брал знания по фикху от ученого по хадису Ахмада Дияуддина аль-Камушханави ан-Накшбанди (ум. 1311 г.х.), автора сборника указателя хадисов «Рамуз аль-Ахадис»;
  • который брал знания по фикху от Сейида Ахмада аль-Арвади (ум. в 1275 г.х.);
  • который брал знания по фикху от ученого по хадису Мухаммада Амина Ибн 'Абидина (ум. 1252 г.х.)
 
  • И Хаккы, и Альсуни брали знания по фикху от мухаддиса Ахмада Шакира (ум. в 1315 г.);
  • Который брал знания по фикху из мухаддиса Мухаммада Галиба (ум. в 1286)
  • который брал знания по фикху от Сулеймана ибн аль-Хасана аль-Крауди (ум. 1268)
  • который брал знания по фикху от Ибрагима аль-Ахысхави (ум. 1232)
  • который брал знания по фикху от Мухаммада Муниба аль-'Айнатаби (ум. 1238)
  • который брал знания по фикху от Исмаила ибн Мухаммада аль-Кунави (ум. в 1195);
  • который брал знания по фикху от Абдуль-Карима аль-Кунави аль-Амиди (ум. в 1150);
  • который брал знания по фикху от Мухаммада аль-Ямани аль-Азхари (ум. в 1135);
  • который брал знания по фикху от Абдуль-Хая аш-Шурунбуляли;
  • который брал знания по фикху от Абуль-Ихласа аль-Хасан аш- Шурунбуляли (ум. в 1069)
  • который брал знания по фикху от Абдуллаха ибн Мухаммада аль-Нухрайри;
 
  • и из-Шамс ад-Дина Мухаммада аль-Мухибби аль-Кахири (ум. в 1041);
  • которые оба взяли фикха от Али аль-Макдиси (ум. 1004)
  • который брал знания по фикху Ахмада ибн Юнуса аш-Шаляби (ум. в  948)
  • который брал знания по фикху от Абдуль-Барра ибн аш-Шахны (ум. в 921)
  • который брал знания по фикху от Имама аль-Камаля ибн аль-Хумама (ум. в 861);
  • который брал знания по фикху от Сиражуддина 'Умара ибн' Али Кари-аль-Хидайя  (ум. в 829);
  • который брал знания по фикху от:
 
1) от Аляуддина ас-Сирами (ум. в 790);
  • который брал знания по фикху от Джалаладдина аль-Карлани;
  • который брал знания по фикху от Абдуль-Азиза аль-Бухари (ум. 730) [автор «Кашф аль-Асрар»,  руководства по усуль-фикху]
  • который брал знания по фикху от Хафиза ад-дина имама Абдуллаха ибн Ахмада ан-Насафи (ум. в 701);
  • который брал знания по фикху от солнца имамов Мухаммада ибн Абдус-Саттара аль-Кардари;
 
2) от Акмаль ад-дина Мухаммада аль-Бабарти (ум. в  796);
  • который брал знания по фикху от Каввамуддина Мухаммада аль-Каки (ум. в  749)
  • который брал знания по фикху от аль-Хусейна ас-Сагнакы (ум. в  711)
  • который брал знания по фикху от Хафиза ад-дина аль-Кабира Мухаммада ибн Мухаммада ибн Насра аль-Бухари (ум. в 693)
  • который также брал знания по фикху от Мухаммада ибн Абдуссаттара аль-Кардари (ум. в  642)
  • Аль-Кардари брал знания по фикху от автора «Хидайя», имама Али ибн Аби Бакра аль-Маргинани (ум. 593);
  • который брал знания по фикху от Ан-Наджма Абу Хафса Умара ан-Насафи (ум. в  537)
  • который брал знания по фикху от двух братьев Паздави, Фахруль-Ислама (ум. в  482) и Садруль-Ислама (ум. в  493),
 
  • Первый из них взял фикх от солнца имамов ас-Сарахси (ум. 483) автора «Мабсут»,
  • который брал знания по фикху от солнца имамов аль-Хальва'и (ум. 448)
  • который брал знания по фикху от аль-Хусейна ибн Хызра ан-Насафи (ум. в  423)
  • который брал знания по фикху от Мухаммада ибн аль-Фадля аль-Бухари (ум. 381)
  • который брал знания по фикху от Абдуллаха ибн Мухаммада аль-Хариси (ум. 340)
  • который брал знания по фикху от Мухаммада ибн Ахмада ибн Хафса (ум. в 264)
  • который брал знания по фикху от отца Абу Хафса аль-Кабира (ум. в 217)
  • который брал знания по фикху от имама Мухаммада ибн аль-Хасана аш-Шайбани (ум. 189), одного из двух больших учеников имама Абу Ханифы,
 
  • в то время как Садр аль-Ислам брал знания по фикху от Исмаила ибн Абдус-Садика
  • который брал знания по фикху от Абдуль-Карима аль-Паздави (ум. в  390)
  • который брал знания по фикху от имама прямого пути Абу Мансура аль-Матуриди (ум. 333)
  • который брал знания по фикху у Абу Бакра аль-Джауджазани,
  • который брал знания по фикху от Абу Сулеймана Мусы ибн Сулеймана аль- Джауджазани;
  • который также брал знания по фикху от Имама Мухаммада ибн аль-Хасана аш-Шайбани.
 
  • Аш-Шайбани брал знания по фикху от основателя мазхаба Имама Абу Ханифы ан-Нумана ибн Сабита (ум. 150);
  • который брал знания по фикху от Хаммада ибн Аби Сулеймана (ум. в  120)
  • который брал знания по фикху от Ибрагима ибн Язида ан-Нахаи (ум. в  95)
  • который брал знания по фикху от[1] Алькамы ибн Кайса (ум. в  62), [2] аль-Асвада ибн Язида (ум. в  75), и [3] Абу Абдуррахмана Абдуллаха ибн Хубаййба ас-Сулами ( ум. в 74 или 73)
 
  • Aлькама и аль-Асвад брали знания по фикху от Абдуллаха ибн Масуда (ум. в 32); знаменитого сподвижника.
  • в то время как ас-Сулами брал знания по фикху от нашего господина Али (да будет доволен им Аллах), который погиб мучеником в Куфе в месяце Рамадан, 40 года хиджры.
 
Ибн Масуд и Али (да будет доволен ими Аллах) брали знания от Печати пророков, Господина всех творений, да пребудут над ним благословения Аллаха, Его щедрость и милость, а также над его чистыми и богобоязненными сподвижниками.
 
Аль-Каусари был неутомимым ученым, по-видимому, не было поля деятельности, на котором Каусари не обладал бы преимуществом. Он отредактировал и собрал огромное количество классических книг по фикху, хадису и усулю после своего переезда в Каир. Убежденный ашарит, он подвергал резкой критике антропоморфистов, включая Ибн Таймийю.
 
Вот список его работ, составленный его учеником Ахмадом Хайри:
 
  • «Булюг аль-амани фи сира аль-имам Мухаммад ибн аль-Хасан аш-Шайбани», биография самого авторитетного, после Абу Ханифы, ученого в ханафитском мазхабе;
 
  • Аль-Фараид аль-вафия» (или «Аль-фаваид аль-кафия») («Жемчужины вопросов по двум наукам стихосложения и рифмы»), опубликованы без имени автора;
 
  • «Фикх ахлюль-Ирак» («Фикх иракских ученых»), работа объемом не менее 100 страниц. Одна из значительных работ, где перечислены самые известные ученые ханафитской школы, содержит полезные определения ключевых понятий фикха, таких как аналогия (кыяс), научный поиск (иджтихад), проницательность (истихсан), а также биографические сведения о наиболее выдающихся деятелях ханафитского мазхаба. Была тщательно прокомментирована шейхом Абдуль-Фаттахом Абу Гуддой. Вот выдержка из нее:
 
Написано в похвалу аз-Зайляи:
 
«Если обучающиеся фикху найдут среди ученых по хадису таких, которые бы имели глубокие познания и настоящую проницательность, не будучи обольщаемыми пустыми желаниями – пусть держатся за них изо всех сил, поскольку такие люди так же редки, как красная сера».
 
«Нет фикха без мнения («ля фикх бидун раи»): ар-рай (мнение) в этом смысле есть положительный термин, качество каждого факиха, относящееся к ясности ума и полному пониманию (вопроса). Вот по этой причине вы найдете упоминание об имаме Ибн Кутайбе в «аль-Маариф», в главе, где перечисляются факихи, под заголовком «Люди мнения» (асхабу р-рай).
 
К ним также отнесены аль-Аузаи, Суфьян ас-Саури и Малик ибн Анас. Также ученый по хадису Мухаммад ибн аль-Харис аль-Хушани в своей «Кудат Куртуба» называет учеников имама Малика как «асхабу р-рай». Такого же мнения (об Малике и его учениках) ученый по хадису Абуль-Валид ибн аль-Фаради в его «Тарих уляма аль-Андалус», и мухаддис Абуль-Валид аль-Байи в своем комментарии на «Муватту» имама Малика.
 
«Слова, которые можно найти у Ибрагима ан-Нахаи и его биографов, что «люди мнения есть враги Сунны», были сказаны о тех мнениях, которые противоречат Сунне в вопросе вероучения. Они имели  в виду кадаритов, хариджитов, мушаббиха и им подобных заблудших. Они не имели в виду «рай» (мнение) как научный поиск (иджтихад) в фикхе, который касается правовых решений (фетв). Дать этому понятию иной смысл означает вникнуть в суть его значения. И как это может быть иначе, когда (такие известные шейхи) ан-Нахаи и Ибн Мусайиб были среди тех, кто высказывал мнения по фикху, несмотря на то, что некоторые не могут представить, что они поступали таким образом. Ибн Абдуль-Барр дает такое же объяснение».
 
  • «Ханин аль-мутафаджжи ва-анин аль-мутаваджжи» - поэма об ужасах Первой мировой войны.
 
  • «Аль-хави фи сира аль-имам Абу Джафар ат-Тахави» - биография одного из ведущих ученых ханафитского мазхаба раннего периода, где написано (в частности):
«Акыда ат-Тахавия» имеет несколько комментариев, в том числе от Наджмуддина Абу Шуджа Бакбарса ан-Насыри аль-Багдади -  одного из учителей Шарафуддина ад-Димьяти;  от Сиражуддина ' Умара ибн Исхака аль - Газнави аль-Мисри, от Махмуда ибн Ахмада ибн Масуда аль-Кунави, от  Шархус-Садра Али ибн Мухаммада аль-Aзраи и других. Автором комментария, который был опубликован, является неизвестный человек (Ибн Аби аль-Изз), которого ложно связывают со школой ханафи, но его труд показывает его невежество в этой области, и тот факт, что он заблудший антропоморфист».
 
  • «Хусн ат-такади фи сира аль-имам Абу Юсуф аль-Кади», биография второго по значимости ученого ханафитского мазхаба после Абу Ханифы.
 
  • «Ибда вуджух ат-Таадди фи камиль Ибн Ади» («Выявление различных сторон противоборства, обнаруженного в «Аль-камиль фи дуафа ар-риджаль» Ибн Ади), где аль-Каусари продемонстрировал множество недостатков отчета, приведенного Ибн Ади, где он (в частности) говорит, что Абу Ханифа якобы подвергался критике со стороны таких ученых как Суфьян ас-Саури, Малик и Ибн Маин. Шейх Абдуль-Фаттах Абу Гудда написал в своей аннотации к работе аль-Лакнави «Ар-Раф ва-т-такмиль», что аль-Каусари опровергнул выпады Ибн Ади против Абу Ханифы в трех своих работах: «Таниб аль-Хатиб», «аль-Имта би сырат аль-имамейн» и в неопубликованной «Ибда». Ибн Ади выказывает свою неприязнь к Абу Ханифе, поскольку он не сообщает ничего, кроме критики, целиком полагаясь на слабые и недостоверные сообщения.
 
Аль-Каусари пишет в предисловии к «Насб ар-Рай» и в «Фикх ахлюль-Ирак»:
 
«Среди недостатков Ибн Ади - это неустанная критика Абу Ханифы с помощью сообщений, взятых у Аббы ибн Джафара ан-Наджирами, одного из шейхов Ади, который придерживается (того мнения), которое ан-Наджирами напрямую высказывал против Абу Ханифы. И это такая же несправедливость и враждебность, как и остальная часть его критики. Способ разоблачения этих (нападок) состоит в (исследовании) цепей передач (этих сообщений)».
 
  • «Аль-ифса ан-хукм аль-икрах фи-т-аляк ва н-никах» («Красноречивое объявление о принудительном разводе или женитьбе»).
 
  • «Ихкак аль-хакк би ибталь аль-батыль фи Мугыс аль-хальк» - опровержение брошюры имама аль-Харамейн (двух священных мечетей) «Мугыс аль-хальк», провозглашающей превосходство школы шафии над ханафитской и маликитской. Следом за ней аль-Каусари написал трактат «Аквам аль-масалик фи бахс ривайяти Малик  ан Аби Ханифа ва ривайяи Аби Ханифа ан Малик», где он привел рассказы, показывающие, что (какие сообщения) имам Малик передал от Абу Ханифы и наоборот – да помилует Аллах их обоих.
 
  • «Аль-имта би сырат аль-имамейн аль-Хасан ибн Зияд (аль-Люлюи, ум. в 204 г.) ва сахибихи Мухаммад ибн Шуджа (ас-Сальджи, ум. в 266)», биографии двух великих ученых ханафитской школы.
 
  • «Исад ар-ракы аля аль-Маракы», где аль-Каусари задокументировал хадисы из книги Шурунбуляли «Маракыль-Фалях».
 
  • «Аль-Ишфак аля хукм ат-таляк фи ар-радд аля ман якуль инна ас-саляса вахида», опровержение позиции Ибн Таймийи относительно развода, где последний противоречит иджме ученых.
 
  • «аль-Истибсар фи т-тахаддус аль-джабр валь-ихтияр» («Исследование мнений о детерминизме и свободе выбора»).
 
  • «Изаха шубха аль-муаммам ан ибара аль-мухаррам» - решение о неоднозначности определенного выражения, используемого шейхом по имени аль-Мухаррам в его комментарии на комментарий  к (работе) «Аль-Кафия» аль-Джами ибн Хаджиба по арабской грамматике.
 
  • «Аль-Джаваб аль-вафи фи ар-радд аля аль-ваиз аль-Ауфи». Импровизированное 20-ти страничное опровержение одного проповедника из города Ауф (на берегу Черного  моря), который высказывался против суфиев.
 
  • «Лямахат ан-назар фи сира аль-имам Зуфар», биография третьего по значимости ученого ханафитской школы.
 
  • «Махк ат-такаввуль фи масаля ат-тавассуль», опровержение тех, кто отрицает тавассуль (обращений к Аллаху через пророков и праведников).
 
  • «Макалят аль-Каусари», сборник важных статей аль-Каусари, написанных в Египте в 30-40 гг. по целому ряду современных проблем, объемом от 2 до 20 страниц.
 
Среди них такие статьи:
 
  • «Бида ас-саутийя хауль аль-Куран» («новшество, утверждающее предсуществование чтения Корана»), где он (Каусари) пишет:
 
«Факт в том, что Коран, (в том виде), в каком он находился на Хранимой Скрижали, на языке Джибриля, у Пророка (мир ему и благословение), и на языках тех, кто его читает, в их сердцах, и их записях, был создан и имеет начало. Тот, кто отрицает это, софист, который не стоит внимания. Предсуществование Корана есть его предвечное существование в виде Речи Аллаха (Аль-Калям ан-Нафс) в Его Знании, как это высказали Ахмад ибн Ханбаль и Ибн Хазм»
 
  • «Хадис ман ташаббаха каумин фа хува минхум» (Объяснение хадиса «Кто подражает какому-то народу, тот из них»), где Каусари пишет:
 
«Этот хадис есть одно из содержательных высказываний Пророка (мир ему и благословение). Ан-Наджм аль-Газзи, один из больших ученых шафиитского мазхаба 11 века, автор большого труда под названием «Хусн ат-танаббух ли хукм ат-тасьяббух» («Прекрасные постановления, касающиеся внешнего подражания»), где он подробно исследует решения, вытекающие из этого хадиса. Эта книга находится в библиотеке Дамаска Аз-Захарийя и заслуживает того, чтобы ее опубликовали».
 
  • Заключительная статья (на эту тему) под названием «Манша ильзма ахлю-зимма би шиарин хассин ва хукму таляббус аль-муслими бихи индаль-фукаха» («Происхождение ношения отличительных знаков на одежде немусульманами и правовое решение их ношения мусульманами») – была написана в ответ на фетву Мухаммада Абдо, где он дозволяет носить фетровые шляпы и цилиндры мусульманам. Каусари в ней приводит хадис
 
«Закрашивайте ваши седые волосы и не подражайте иудеям»,
 
отмечая, что Ибн Таймийя приводит его как доказательство того, что уподобление (подражание) может происходить без нашего намерения. Это довод против тех мусульман, которые сбривали бороды и носили европейские костюмы, говоря, что у них «нет намерения подражать немусульманам», не говоря уж о тех, кто намеренно следует их модам.
 
  • «Хиджаб аль-мар’а» (Женское покрывало), где Каусари приводит сообщение от Ибн Аббаса  и Абида ас-Салмани, ученика имама Али, переданное Ат-Табари в своем тафсире, относительно аята
 

«О, Пророк! Скажи своим жёнам, дочерям и женщинам верующих, пусть они сближают на себе свои покрывала» (33, 59),

 
(где сказано) что здесь имеется в виду все лицо, кроме одного глаза. Ибн Рушд считал, что этот аят приведен как доказательство того, что все тело женщины считается ауратом, а аль-Куртуби в своих комментариях к аяту пишет, что джильбаб – это покрывало, которое скрывает все тело, включая голову. Еще один аят гласит:
 

«Пусть они (женщины) не выставляют напоказ своих прикрас, кроме тех, которые видны» (24, 31). 

 
По мнению большинства ученых, слова «кроме тех, которые видны» подразумевают лицо и руки, поскольку они не представляют опасности для соблазнов. Ханбалиты включают руки и лицо в аурат, поскольку они понимают этот аят в контексте хадиса «Женщина есть аурат» («аль-мар’ату аура»), поэтому, когда она выходит, сатана приукрашивает ее, и ближе всего она к Господу тогда, когда находится у себя дома».
 
Аиша определяла покрывало следующим образом:
 
«Когда женщина достигает совершеннолетия, она должна покрывать все то, что покрывают ее мать и бабушка», «ее одеяние должно быть таким, чтобы покрывало волосы и кожу и не просвечивало».
 
Она также говорила:
 
«Клянусь Аллахом, я не видела лучше женщин, чем женщины ансаров. Никто не верил в Книгу Аллаха и ниспосылаемые откровения сильнее, чем они. Когда был ниспослан аят из суры «Нур»: «и пусть прикрывают своими покрывалами вырез на груди», мужчины-ансары вернулись к своим женщинам и начали читать  им то, что ниспослал Аллах. Все женщины разорвали свои верхние накидки и прикрыли ими свои лица, в знак покорности приказу Аллаха.  И они совершали утреннюю молитву на следующий день, покрытые с ног до головы (мутаджират)».
 
Причина разногласий среди ученых четырех мазхабов относительно этого аята по вопросу – нужно ли покрывать все тело или можно оставить открытыми лицо и руки, происходит по той причине, что некоторые женщины из сподвижников и следующих поколений накидывали покрывала сверху (и закрывали лицо), а некоторые закрывали себя с двух сторон (по бокам), так что лицо и руки оставались открытыми.
 
  • «Хутура аль-кави би аль-джиха», где он передает объяснение, сделанное аль-Байяди к словам Абу Ханифы:
 
«Кто говорит «Я не знаю, мой Господь на небе или на земле, тот неверующий» или кто скажет: «Он на Троне, но я не знаю, Трона на небе или на земле», тот неверующий».
 
Аль-Байяди пишет в «Ишарат аль-Марам»:
 
«Так сказано, поскольку тот человек (кто скажет подобное), верит, что Творец имеет направление и границы, а все, что имеет направление и границы, сотворено. Так что такое заявление равносильно приписыванию качеств несовершенства Аллаху. Тот, кто верит, что Всевышний имеет тело и направление, отрицает существование чего-либо, кроме объектов, которые можно постичь с помощью чувств. Он отрицает существование Бога как трансцендентного (неподобного ничему) существа. Поэтому такой человек становится неверующим»
 
 
  • «Аль-Лямазхабия аль-ладинийя» («Отрицание мазхабов есть путь к атеизму»).
 
  • «Лейля ан-нисф аш-шаабан» («Ночь середины месяца Шаабан»), где он (Каусари) ссылается на хадис:
 
«Проводите ночь середины месяца Шаабан в молитве, а день – в посте, ибо Аллах спускается на ближайшее небо в эту ночь, говоря: «Есть ли тот, кто нуждается в прощении, чтобы Я простил его? Есть ли тот, кто просит у Меня пропитания, чтобы Я предоставил ему? Есть ли кто находящийся под притеснением, чтобы Я облегчил ему? Есть ли такой-то и такой-то» и т.д., пока не наступает время рассвета».
 
Смысл слов «нисходит» в том, что в эту ночь Аллах открывает врата ответа на мольбы рабов, и это обычный оборот речи в арабском языке. Что касается Его перемещения сверху вниз, то такое качество недопустимо приписывать Аллаху. Человеку следует понимать это метафорически (в переносном смысле), что Аллах посылает на землю вестников (ангелов), которые собирают просьбы людей, как это объясняется у ан-Насаи. Или это можно истолковать в том смысле, что Аллах «обращается» («югбилю аля») (принимает мольбы) тех, кто просит прощения, как это передает Хаммад ибн Зейд и другие. Кроме того, время заката и последней трети ночи отличается для каждого района Земли, так что они наступают непрерывно на всей Земле. (Еще по этой причине) невозможно себе представить буквального «нисхождения» Аллаха.
 
  • «Ма хия аль-ахруф ас-саба?» («Что такое семь слов?» - имеются в виду семь видов слов, на которых был ниспослан Коран). Каусари высказывает мнение, что ахруф ас-саба – это не диалекты арабского языка, а синонимы (одного и того же слова), большинство из которых либо были отменены, либо сохранились в нынешнем виде.
 
  • «Махк ат-такаввуль фи масаля ат-тавассуль» («Уничтожение ложных мнений относительно использования тавассуля»), основная статья на эту тему.
 
  • «Тахдир аль-умма мин дуат аль-васанийя» («Предупреждение уммы от тех, кто обращается к идолопоклонству»). Статья была написана в 1942 году, в ней он критикует Аль-Азхар за разрешение к публикации книги Усмана ибн Саида ад-Дарими «Ар-Радд аля аль-джахмийя», которая содержит такие фразы: «Аллах движется так, как Он пожелает…», «Спускается и поднимается, как Он пожелает…», «Садится и встает, как Он хочет…», «Аллах имеет границы…, и Его место также имеет границы, поскольку Он находится на престоле над Его небесами, то они (Трон и небеса) и есть обе границы…», «Если Он захочет, то может сесть на спинку комара», и другие чудовищные вещи. Однако Ибн Таймийя страстно отстаивал взгляды Ад-Дарими, ссылаясь на его слова снова и снова в своих нападках на книгу «Асас ат-такдис» («Опровержение антропоморфизма») Фахруддина ар-Рази; утверждая при этом, что якобы сам имам Ахмад также считал, что Аллах имеет границы.
 
В то же время он (Ибн Таймийя) признает, что Ахлю-Сунна придерживаются противоположной точки зрения:
 
«Утверждения, что Он над Троном (аля-ль-Арш»), но не имеет границ (хадд), ни размеров, ни тела, придерживались многие из последователей имамов Ибн Кулляба и Ашари, в том числе ранние ученые и все, кто согласился с ними среди факихов ,и ученых по хадису, и суфиев… Среди них Абу Хатим, Ибн Хиббан, Абу Сулейман аль-Хаттаби».
 
Затем он пишет:
 
«Аль-Кади (Абу Яля) сказал, что Ахмад признавал в абсолютных (общих) терминах, что Аллах имеет границы, но он отрицает это в сообщениях (которые передаются от него), утверждая, что: «Мы верим, что Аллах «аля ль-Арш», таким образом, как Он желает, без пределов и описания». Так что тем самым, он сводит на нет любые границы, которые можно описать , подразумевая границы, известные человеческим существам…И в этом смысл утверждения Ахмада: «Аллах имеет границы, какие Он желает».
 
Таким образом, он (Ибн Таймийя) впадает в вопиющее противоречие с тем, что достоверно известно о взглядах имама Ахмада и больших ученых его школы.
 
Другие книги аль-Каусари:
 
  • «Накд китаб ад-Дуафа ли аль-Укайли» («Критика (книги) «Ад-Дуафа», написанной аль-Укайли»), где Каусари осудил чрезмерность ханбалита аль-Укайли в его борьбе с ханафитами, когда он ослабил передатчиков хадисов в своей книге «Китаб ад-дуафа». Возможно, самая фанатичная и наименее надежная  часть из его критики ученых-передатчиков содержится в его замечании, что Абу Ханифа собрал слабые и сфабрикованные хадисы, но он также нападал на подобных (ученых) - Сабита аль-Бунани, Ибн аль-Мадини, аль-Бухари, Абдуллаха ар-Раззака, Ибн Аби Шайба, Аффана ибн Муслима, за что аз-Захаби подверг его строгому осуждению.
 
Аль-Каусари пишет:
 
«Мы находим в «Дуафа аль-Укайли» и «Камиль» Ибн Ади много пустой болтовни против наших больших учителей, имамов фикха вследствие имеющихся у них (авторов) антропоморфистских убеждений и чрезмерной приверженности  последнего (Ибн Ади)к шафиитской школе и сомнительного вероубеждения.
 
  • «Ан-Накд ат-тамми аля аль-Икд ан-Нами аля шарх аль-Джами»; комментарии к комментариям турецкого шейха Мухаммада Рахми аль-Акини, озаглавленных «Аль-Икд ан-нами», на книгу Абдуррахмана аль-Джами по грамматике «Аль-Фаваид ад-дийяийя шарх аль-кафия».
 
  • «Ан-назм аль-атид фи тавассуль аль-мурид» («Поэма о средствах, которых ищет ученик»), после которой был написан его комментарий под названием «Иргам аль-мурид фи шарх ан-назм аль-атид».
 
  • «Назм авамиль аль-ираб» («Поэма о склонении»), первая его работа на персидском языке.
 
  • «Назра абира фи мазаим ман янкур нузуль Иса алейхи с-салям кабля аль-ахыра» («Беглый взгляд на претензии тех, кто отрицает сошествие Исы, алейхи с-салям, перед Судным днем»). Это 67-ти страничный текст, предваряющий подобную работу шейха Абдуллаха аль-Гумари «Акыда ахлюль-Ислам фи нузуль Иса, алейхи с-салям» (Учение мусульманской уммы о сошествии Исы, алейхи с-саллям»), где перечислены подробные доказательства на этот счет. Оба произведения были написаны в опровержение странной фетвы шейха Аль-Азхара Махмуда Шальтута.
 
  • «Ан-Нукат ат-тариха фит-тахаддус ан рудуд Ибн Аби Шейба аля Абу Ханифа», комментарии на выпады Ибн Аби Шейбы, высказанные  в его «Мусаннаф» против Абу Ханифы,.
 
  • «Каваид акаид аль-батынийя» («Основы учения о сокровенном»).
 
  • «Курра ан-навазир фи адаб аль-муназир», перевод с турецкого трактата Джаудата Баша о дебатах.
 
  •  «Раф аль-истиджаба ан хукм кашф ар-рас ва лябс ан-ниаль фи ас-салят» («Удаление сомнений относительно молитвы с непокрытой головой и в обуви»). Фетвы, в которую также включены статьи, которые осуждают новую «моду», появившуюся среди салафитов, которые молились без головного убора.
 
  • «Ас-сухуф аль-муншра фи шарх аль-усуль аль-ашара ли Наим ад-дин Кубра» - разъяснение «Десяти принципов» суфийского учителя Наима аль-Кубра.
 
  • «Тадриб ат-тулляб аля каваид ар-ираб» - пособие для учащихся по грамматике.
 
  • «Тадриб аль-васиф аля каваид ат-тасвиф»
 
  • «Тафрих аль-баль би халль тарих Ибн аль-Камаль», попытка решения загадок, содержащихся в истории Османской империи, написанной Шамсуддином Ахмадом ибн Сулейманом ибн Камалем Баша (ум. в 940 г.), под названием «Тарих аль-Усман».
 
  • «Таниб аль-хатиб аля ма сакаху фи тарджимати Аби Ханифа мин аль-аказиб» («Обличение Аль-Хатиба с приведением его лжи, содержащейся в его биографии Абу Ханифы»).
 
На эту книгу ученый салафитов Абдуррахман ибн Яхья аль-Муалллими аль-Ямани написал 2-х томное опровержение «Ат-Танкиль лима варада фи таниб аль-Каусари мин аль-абатиль» («Опровержение лжи,  содержащейся в «Таниб» аль-Каусари»). Эта книга содержит злобные выпады против ранних ханафитов и ашаритов и показывает явный антимазхабизм и антропоморфизм автора, который, например, заявил: «Чтобы свести на нет упреки в приписывании телесности Аллаху, достаточно сказать «Аллах имеет тело, неподобное (другим) телам».
 
В ответ Каусари написал книгу «Ат-тархиб би накд ат-таниб», где сообщил, что публикация критики аль-Муаллими финансировалась его богатым покровителем из Джидды, Мухаммадом Насыфом, тем же человеком, который финансировал печать фетвы аль-Кари, где сообщалось, что родители Пророка (мир ему и благословение) якобы находятся в Аду; а также уничижительной части биографии Абу Ханифы, написанной аль-Хатибом, и публикацию книги «Китаб ас-Сунна» (полной антропоморфизма), приписываемой сыну имама Ахмада Абдуллаху, о которой шейх Арнаут сказал, что, по крайней мере, половина хадисов в ней слабые или вымышленные. Аль-Каусари также показал, что редактор аль-Муаллими Мухаммад Абдурраззак Хамза сотрудничал при издании книги Ад-Дарими «Накд аль-джахмийя», которая содержит аналогичные подделки антропоморфистов.
 
  • «Тарвид аль-кариха би мавазин аль-фикр ас-сахиха», трактат о логике Джаудата Баши в переводе с турецкого.
 
Среди книг, которые аль-Каусари отредактировал или написал к ним предисловие:
 
  • «Ишарат аль-марам мин ибарат аль-имам Аль-Байяди»; о позиции Абу Ханифы в науке калям, и о терминологии, которой он пользовался.
 
  • «Аль-Асма вас-сыфат» Аль-Байхакы.
 
  • «Аль-Гурра аль-мунифа фи тахкык бад масаиль аль-имам Абу Ханифа» Аль-Газневи (ум. в 773 г. х.), работа по сравнительному фикху ханафитской и шафиитской школ, подобная работе Аль-Байхакы «Аль-хыляфийя», написанная по заказу ученого эмира Сиргатмиша аль-Мисри в опровержение работы Ар-Рази «Ат-Тарика аль-бахайя фи аль-хыляф», где доказывалось превосходство позиции шафиитов. Аль-Газневи перевел работу Ар-Рази с персидского на арабский язык в процессе работы.
 
  • «Табйин казиб аль-муфтари аля Аби Хасан аль-Ашари» Ибн Асакира; биография имама Ашари, содержащая истинное разъяснение его позиции и опровержение ложных мнений, приписываемых ему.
 
  • «Аль-Ихтиляф филь-лафз ва р-радд аля аль-джахмийя валь-мушаббиха» Ибн Кутайбы; «Разногласие во мнениях относительно чтения (Корана) и опровержение джахмитов и мушаббиха» (антропоморфистов).
 
  • «Муньят аль-альмаи фима фата мин тахридж ахадис аль-хидайя ли аз-Зайляи» Ибн Кутлюбага (ум. в 879 г. х.). Продолжение работы Зайляи «Насб ар-рай» в записи ан-Наблуси (ум. в 1143 г.х).
 
  • «Кашф ас-сатр аль-фардыйя аль-ватр» («Раскрытие обязательного характера намаза витр»), где автор приводит доводы ханафитского мазхаба об этом. Каусари упоминает в предисловии изречения великих имамов, в частности, мнение имамов Малика и Ахмада о том, что не может быть свидетелем (в суде) человек, который не совершает намаз витр, и слова имама Шафии: «Тот, кто оставляет суннат-намаз фаджр и намаз витр, находится в худшем положении, чем, если бы он оставил все суннат-намазы».
 
  • «Шурут аль-аимма ас-Ситта» аль-Кайсарани («Критерии определения достоверности хадисов, согласно шести имамам» - Аль-Бухари, Муслим, Абу Дауд, ат-Тирмизи, ан-Насаи, Ибн Маджа). А также «Шурут аль-аимма аль-Хамса» («Критерии определения достоверности хадисов, согласно пяти имамам» - Аль-Бухари, Муслим, Абу Дауд, ат-Тирмизи, ан-Насаи).
  • «Муснад» аш-Шафии и его же «Хукм аль-Куран».
 
  • «Аль-Интиса ва ат-тарих ля аль-мазхаб ас-сахих» Ибн аль-Джаузи («Защита и проповедь истинного мазхаба»), написанная в защиту Абу Ханифы и его мазхаба.
 
  • «Акыда ат-Тахави».
 
  • «Даф шубах ва ат-ташбих» Ибн аль-Джаузи («Отпор инсинуаций антропоморфистов»), где Каусари собрал многие, наиболее точные комментарии суннитских ученых к тем аятам и хадисам, которые исказили мушаббиха, чтобы поддержать свои идеи.
 
  • «Табдид аз-залям», комментарий Каусари на опровержение Ибн Кайима, написанное ас-Субки, под названием «Ас-саиф ас-сакыль фи р-радд аля Ибн Зафиль».
 
Ниже приводится похвальная речь имама Абу Захра, прочитанная им после смерти Каусари.
 
«Ислам потерял одного из предводителей мусульман, который трудился в одиночку, будучи далеким от бытовых мелочей, посвятив себя знаниям с преданностью верующего, занятого поклонением своему Господу. Поскольку он знал, что знания есть часть действий поклонения, когда ученый ищет довольства Аллаха и никого, кроме Него. Он не стремится к почестям и высокому положению на земле, не ищет власти и влияния, не старается создать о себе высокое мнение среди людей. Он не ищет ни одной из проходящих вещей этого мира. Его цель – лишь победа истины ради довольства истинного Создателя. Таким был имам аль-Каусари. Пусть Аллах сделает его место упокоения приятным для него, будет доволен им и сделает его довольным.
Я не знаю никого (из современных ученых), кто бы оставил этот мир, оставив после себя такую пустоту, какую оставил имам аль-Каусари. Он будто бы происходил из остатка праведных предшественников, которые не употребляли знания в качестве источника дохода или как средство достижения мирской цели.
 
Он был – пусть Аллах будет им доволен! – истинным ученым, кто олицетворял тех, о ком говорилось в хадисе «ученые – наследники пророков». Он не считал это наследство каким-то почетным званием, с помощью которого можно чувствовать превосходство власть над людьми. Он считал свою деятельность джихадом по призыву к Исламу, чтобы показать его истинную суть и изгнать заблуждения, искажающие его суть. Он стремился показать его нетронутым и сияющим, чтобы люди поднимались в его свете и достигали совершенства под его руководством. Он считал, что это наследие пророков требует от ученого такого же устремления, какое было у пророков, такой же твердости в борьбе с трудностями и такого же терпения в призыве к истине. Такое наследство не достается никому, кроме тех, кто совершает действия, которые приводят к нему, отдает ему (наследию) должные права и знает обязанности, которые следует соблюдать. Имам аль-Каусари совершил все вышеперечисленное.
 
Все это отличало имама от сторонников новых течений - он не стремился к новшествам, у которых не было прецедента среди предшественников, и он не был тем, кого называют реформаторами. Нет, он старался уклоняться от этого, поскольку он был следующим (муттаби), а не новатором. Тем не менее, он был одним из тех, кого называют обновителем (муджаддид) в истинном смысле этого понятия. Под обновлением понимается не то, что люди часто думают сейчас, оно состоит в том, чтобы сбросить ярмо (заблуждений) и возвратиться к истокам пророчества. Оно состоит в том, чтобы вернуть религии ее былое величие и развеять недоразумения, так что она (религия) предстанет перед людьми в чистоте своей сути и в своем первозданном состоянии. Обновление заключается в придании жизни Сунне, в результате чего отмирают вредные новшества, и  религия утверждается среди людей.
 
Это и есть реальное и истинное обновление, и поистине, имам аль-Каусари предпринял возрождение  пророческой Сунны. Он раскрыл то, что было скрыто в нишах истории из книг Сунны; уточнил методы ее передатчиков; и в своих письмах и книгах довел до сведения людей Сунну Пророка (мир ему и благословение) в том, что он (Пророк (мир ему и благословение)) говорил, что он делал и что молчаливо одобрял. Затем он (имам) полностью посвятил себя работам поздних улемов, которые отстаивали Сунну, и воздал им должное право. Он опубликовал книги, в которых они составили свои произведения с целью возрождения Сунны в то время, когда души людей еще были наполнены любовью к религии, сердца еще не были повреждены, и ученые еще не предпочли этот мир загробной жизни и не тратили время, угождая правителям.
 
Имам аль-Каусари был истинным ученым; ученые признавали его знания. Я узнал его за много лет до встречи с ним. Я узнал его через его произведения, в которых просиял свет истины. Я знал его через его комментарии к рукописям (старых книг), которые он писал к ним перед тем, как опубликовать их. Клянусь Аллахом! Мой восторг перед рукописью не соответствовал моему изумлению перед комментариями редактора. Даже тогда, когда рукопись представляла собой краткое послание, комментарии имама к ней превращали ее в значительную работу, которая стоила того, чтобы ее прочитать. Поистине, его проницательность и широкая эрудиция были ясно видны в таких комментариях. Все это он производил с помощью своего элегантного стиля, тонкими намеками, мощным  анализом, тщательностью, скрупулезностью и общим мастерством. Читателю не приходило в голову, что автор был не арабским писателем, и арабский язык ему не родной. ... Тем не менее, это не удивительно: хотя  он был турком по происхождению, образованию и повседневной жизни, пока он жил в Стамбуле (аль-Астана); однако его научная жизнь было чисто арабской, ибо он ничего не читал кроме как на арабском языке, и ничто не заполняло  его мысли, кроме яркого света мусульманского арабского языка.
 
Он происходил из кавказской семьи, что отражалось в его энергии, силе, красивом теле и духе, а также качестве и глубине его мысли. Его отец переехал в Стамбул, где он родился и провел детство в свете руководства и истины. Он изучал исламские науки, пока в двадцать восемь лет  не достиг высокого уровня в них. Затем он поднялся в преподавательских должностях, пока не достиг самого высокого уровня довольно рано. Он достиг этой точки, когда столкнулся с теми, кто хотел отделить мирскую жизнь от религии, чтобы править людьми не по тем законам, которые ниспослал Аллах. Но он противостал им, несмотря на то, что он еще не имел опыта. Но он предпочел свою религию мирскому. Он предпочел защищать то, что еще осталось от Ислама, а не проводить приятную жизнь. Он предпочел мириться с постоянной враждой ради получения довольства Аллаха, а не (наслаждаться) комфортом ради одобрения народа и довольства тех, кто держал ключи от земной жизни. Достижение довольства Аллаха, поистине, есть цель веры.
 
Он противостал тем, кто пытался продвигать атеизм (аль-ильхадийя), когда они пытались сократить период обучения религиозным наукам. Когда он увидел, что это подвергнет опасности обучение, так что он не остановился ни перед чем, пока не удлинил период обучения, который они пытались сократить, так чтобы студенты могли пройти все необходимые дисциплины, особенно те из них, кто плохо знал арабский язык.
 
Он прилагал все свои усилия – да будет доволен им Аллах – пока он не стал заместителем шейхуль-Ислама в Османской Турции. Он получил этот пост за свои действительные заслуги. Он никогда не старался понравиться какому-то высокопоставленному лицу, независимо от его положения, предпочитая держаться в тени ради общего блага. Лучше быть удаленным ради правды, чем творить неправду…
 
Затем этот высоконравственный ученый был подвергнут самому суровому испытанию, когда он увидел свою дорогую родину – великую землю Ислама, центр его (Ислама) силы, местоположение надежд мусульман – омраченную атеизмом, захваченную теми, кто ни во что не ставил религию. Тот, кто держится за религию в такое время, уподобляется тому, кто держит в руке горячий уголь. Так что он почувствовал, что если он останется в своей стране, он будет брошен в тюрьму и лишен возможности получать знания и обучать других. В тот момент перед имамом встали три возможности выбора. Либо оставаться пленником в заключении, когда его знания потухнут в глубокой тюрьме – это суровая участь для ученого, который привык учить и наставлять людей, извлекать сокровища религии и обращать их на благо человечества. Или пресмыкаться, льстить и кланяться – но для него было бы лучше остаться в заключении и даже погибнуть (чем жить такой жизнью). Или переселиться – ибо земля Аллаха обширна. Он вспомнил слова Аллаха: «Разве не была земля Аллаха обширной, чтобы вам переселиться на ней?» (4, 97).
 
Таким образом, он переселился в Египет, затем в Сирию. Потом опять вернулся в Каир, потом снова в Дамаск, пока, наконец, не обосновался в Египте.
 
Во время своих поездок в Шам и его местопребывания в Каире он был лучом света. Его рабочее место располагалось в школе, куда стекались студенты истинного знания - не студенты схоластической (отвлеченной от жизни) науки. Тех учеников он направлял к источникам знаний с помощью книг, которые были написаны тогда, когда исламские науки еще были яркими, и души улемов расцветали с Исламом. Он обучал тех, кто искал знаний в этих источниках, и направил их к ним (знаниям), разъясняя им все, что они считали темным и неясным, делясь с ними изобилием своих знаний и плодами своей мысли. ...
 
Я свидетельствую, что я слышал похвалу (в свой адрес) от видных деятелей и ученых, но я никогда не гордился ни одной из них так, как я гордился похвалой этого великолепного шейха - ибо похвала ценна от того, кто сам ее заслуживает ...
 
Этот благородный человек, который (в течение жизни) пострадал от многих испытаний, преодолевая их: он перенес потерю близких людей, ибо он потерял своих детей при жизни, принимая их смерть одну за другой. В силу своих знаний он был в состоянии проявлять терпение, повторяя слова пророка Якуба (мир ему): «Терпение прекрасно, и у Аллаха следует просить помощи» (12:18). ... Он отошел к своему Господу терпеливым, благодарным, восхваляя Аллаха - так,  как отходят в иной мир искренние и праведные рабы. Пусть будет доволен им Аллах, и пусть сделает его довольным!»

ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Image
Мулла Али аль-Кари
Его полное имя — Нуруддин Абу аль-Хасан Али ибн Султан Мухаммад аль-Кари аль-Харави аль-Макки аль-Ханафи, известный как Мулла Али аль-Кар...
1 845
23 июля, 20
Image
Имам Сануси — имам мутакаллимов. Четвертая часть. Наставления имама Сануси. Часть 2
Имам Сануси говорит: «Если ты скажешь: «Ты раз за разом порицаешь таклид и пугаешь его последствиями, а это приводит к тому, что мы бои...
760
29 мая, 20