Циклы Авторы Сортировка

5 часть. Рамадан хакима аль-умма – Али Ашрафа Танви

3 162
7 июня, 17
Когда я писал «Достоинства Рамадана», то пытался узнать через своих друзей какие-то детали насчет того, как проводил этот месяц Али Ашраф Танви.
 
И я считаю своей личной слабостью то, что не смог ни разу провести Рамадан вместе с ним.
 
Мавляна Танви сам читал Коран в таравихе и без особой видимой причины не оставлял эту практику.
 
Мавляна обычно прочитывал от одного джуза до джуза и одной четверти в первую половину Рамадана и один джуз во вторую. Обычно к 27-й ночи Рамадана мавляна заканчивал чтение Корана в таравихе.
 
Все говорят о том, как необычайно красиво хазрат читал Коран. Он читал Коран медленным чтением (тартиль), так же, как обычно Коран читают в повседневных намазах.
 
Если он по каким-то причинам начинал читать Коран чуть быстрее, то это совершалось должным образом и без искажений правил таджвида.
 
Связь мавляны Танви с Кораном была такой прочной, что он всегда читал Коран по памяти так, как будто смотрит в книгу, и мог моментально сказать, где находится какой аят, если его об этом спрашивали.
 
Однажды в городе Канпур огромная толпа пришла к нему на таравих. Людей было так много, что те, кто ушел домой после магриба поесть, уже не могли найти себе места в мечети. И люди так плотно стояли друг к другу, что трудно было совершать саджда тилява. Поэтому, чтобы не вводить людей в замешательство, хазрат следовал тому положению в фикхе, что если после чтения аята саджда сразу совершить поясной поклон (руку’), то это будет засчитываться.
 
И, несмотря на то что хазрат читал Коран достаточно медленно, его таравихи не отличались чрезмерной длиной и растянутостью.
 
Ифтар хазрат совершал обычно в медресе вместе со студентами и гостями. Люди без спешки могли легко перекусить и спокойно совершить намаз.
 
Время между азаном и икаматом было таким, что если человек после азана захотел бы совершить полноценное омовение, то у него хватило бы времени и он не пропустил бы первый такбир. А люди, которые жили по соседству с мечетью, могли спокойно совершить ифтар дома, прийти в мечеть и успеть на первый такбир.
 
После вечернего намаза хазрат ел и читал свои азкары и вирды.
 
Между каждыми четырьмя ракаатами хазрат либо читал либо зикр, либо салават, либо дуа.
 
Время совершения земного и поясного поклонов в таравихе у хазрата было такое же, как и в обязательных намазах.
 
Когда хазрат читал тахаджуд-намаз, то иногда читал Коран вслух, а иногда – тихо.
 
Если во время итикафа кто-то начинал читать тахаджуд за ним, то он не запрещал ему это. Однако сам он отдельно не призывал кого-то совершать тахаджуд коллективно в джамаате и никогда не приглашал людей для этого.
 
Хазрат обычно спал после тахаджуда до утреннего намаза. После совершения фаджра начинался его обычный день. И хазрат отличался тем, что всегда писал книги и в Рамадан не оставлял эту практику. А еще в Рамадан хазрат сводил встречи с людьми к минимуму.
 
***
 
Мавляна обычно очень мало ел на ифтар, чтобы не ощущать тяжесть во время чтения таравиха. И он старался немного больше есть на сухур. Иногда он мог съесть один или два плода манго после таравиха.
 
Что касается поклонения, то хазрат обычно поклонялся больше, чем в другое время года, и свободное время посвящал написанию книг.
 
Хазрата всю жизнь мучала бессонница, и ему всегда было очень трудно уснуть. Но даже если он не мог уснуть, то старался полежать несколько часов и отдохнуть.
 
Алляма Юсуф Бинори, которому посчастливилось провести Рамадан вместе с мавляной Танви передает, что хазрат говорил, что нет указаний на определенные азкары между каждыми четырьмя ракаатами таравиха, и поэтому он лично читал двадцать пять салаватов, чтобы, если кто-то хотел сходить попить воды или обновить омовение, он мог бы это сделать.
 
После таравиха хазрат читал дуа, а потом совершал намаз витр.
 
Что касается саджда тилява, то хазрат иногда совершал саджда тилява, а иногда сразу после аята совершал поясной поклон.
 
Некоторые люди в то время читали в намазе три раза подряд суру «Ихляс», надеясь получить награду как за чтение всего Корана. Хазрат порицал эту практику и говорил, что она была расценена многими учеными как дурное новшество в религии (бидаа). Сам же хадис касается чтения суры «Ихляс» вне намаза, и в нем нет упоминаний о чтении в намазе.
 
Обычно хазрат заканчивал хатм Корана раньше окончания месяца Рамадан, а оставшиеся дни читал от суры «Духа» до конца Корана.
 
Что касается ифтара, то хазрат любит проводить его в кругу друзей и гостей.
 
Что касается желательных намазов, которые хазрат читал после намаза магриб, то это были те же шесть ракаатов, что и в другое время года, и в Рамадан он не изменял их количество.
 
И когда он читал эти шесть ракаатов, то обычно четыре из них он читал сидя. Когда у него спросили, почему так, он ответил, что иногда испытывает гордость в связи с тем, что выстаивает аввабин после магриба, и, чтобы устранить это чувство, он читает этот намаз сидя.
 
Также от хазрата передается, что бодрствовать после фаджра, читая Коран и поминая Аллаха, а затем совершить намаз ишрак равно по награде совершению дополнительного хаджа.
 
А еще хазрат обычно совершал пешие прогулки после фаджра до времени намаза ишрак. И в это время хазрат прочитывал около одного манзиля Корана (одна седьмая часть Корана).
 
Также хазрат считал, что если человек следит за своим здоровьем и держит себя в хорошей физической форме, то за это будет соответствующая награда от Всевышнего Аллаха.
 
Хазрат говорил, что эти прогулки и размышления над аятами Корана, которые он читал, дали ему понимание и он смог найти ответы на очень многие вопросы, которыми задавался. И он всегда носил с собой блокнот и карандаш и всегда записывал ответы, которые ему приходили в голову, или различные идеи и мысли для своих книг, а когда возвращался домой, то уже записывал все подробно.
 
***
 
Однажды хазрат обсуждал то, что обычные люди (аввам) очаровываются тем, как много поклоняются великие (акабир) и святые люди, и такое поклонение в их сознании становится признаком святости. И если потом они видят, что какой-то человек совершает много намазов или читает много зикра, то сразу начинают считать этого человека святым и вали. А если человек поклоняется не так много, то они смотрят на него свысока, даже если это большой и праведный ученый. И из-за своего невежества они начинают плохо относиться ко многим святым и возвеличивать многих невежд. Они не понимают, что человек, который не поклоняется так много, как они хотят, обладает возвышенными духовными качествами, нравственностью и очень много работает для уммы. И они не понимают, что люди могут быть заняты исполнением фард аль-кифая (коллективная обязанность), помогая умме, и у них нет времени на приумножение дополнительных зикров или чтения Корана. Но из-за своего невежества они начинают плохо относиться к таким людям и не оказывают им должного уважения.
 
Когда хазрат возвращался домой из своей ханки (место для уединенного поклонения), то по дороге он любил поговорить с детворой, которая играла на улицах.
 
Дома он мог уделить время своей семье и отвечал на некоторые вопросы гостей, которых всегда было много в его доме.
 
Хазрат считал, что помощь людям и ответы на их вопросы – это не менее важная вещь, чем чтение вирдов или вазыфа.
 
Обычные люди часто даже не подозревали о том, что хазрат совершает какой-то вирд или зикр, и поэтому не понимали то, что хазрат постоянно поминает Аллаха. В сознании простых мусульман поклонение ограничивается лишь частотой намазов, чтением Корана и подобными вещами, они не понимают, что отвечать на вопросы, писать книги, помогать людям исправлять ошибки в их убеждениях и поклонении – это тоже поклонение.
 
Мавляна Сахарампури даже во время итикафа не переставал писать книгу «Базх аль-Маджхуд», и к нему в мечеть приносили книги, которые были ему нужны для исследований и работы над ней.
 
Таким образом, у многих великих ученых (акабир) Деобанда поклонение в Рамадан не отличалось от поклонения вне Рамадана, потому что они продолжали читать проповеди, писать книги, отвечать на вопросы и преподавать и не считали, что нужно оставить эти важные дела для увеличения дополнительного поклонения.
 
Подобно тому как красивый букет состоит из разных цветов, поклонение наших акабир соткано из разных дел и разных видов поклонения.
 
И мы должны читать эти истории о наших великих ученых не для того, чтобы занять себя, и не для того, чтобы просто восхититься ими, а для того, чтобы это побудило нас подражать им и чтобы мы набрались смелости последовать за ними. Наши акабир воплощали Сунну Посланника Аллаха, солляллаху алейхи ва саллям, в повседневной жизни, и в этом они пример для нас.
АВТОР ЦИКЛА
Как проводили Рамадан ученые
Мухаммад Закария аль-Ханафи
Автор:
МУХАММАД ЗАКАРИЯ АЛЬ-ХАНАФИ
Исламский ученый
Абу Али аль-Ашари аль-Ханафи
Автор:
АБУ АЛИ АЛЬ-АШАРИ АЛЬ-ХАНАФИ
Устаз
Список уроков