Циклы Авторы Сортировка

11 часть

4 781
12 мая, 17
Еще одним студентом, с которым я учился, был мавляна Халиль. Он был новообращенным мусульманином из Бельгии, отучился шесть лет в Южной Африке и приехал в дар аль-ифта учиться ифта. К сожалению, из-за финансовых проблем он проучился всего год и не смог закончить обучение.
 
Один из немногих женатых студентов, он жил напротив меня, и мы с ним вдвоем каждый день ездили на учебу. Я читал с ним «Усуль» Шаши – и это сопровождалось бесконечно долгими спорами. В частности, он смог переубедить меня насчет ханафитского понимания частного и общего и доказал мне, что подход ханафитского мазхаба более логичен и соответствует духу понимания сподвижников, которые рассматривали Коран как самостоятельный источник, а Сунну – как дополнение, а не ограничение Корана. Это стало одной из многих причин, по которым я в итоге стал ханафитом.
 
Он был невероятно погружен в знания – постоянно читал, даже при ходьбе. Из-за этого он постоянно попадал в комические ситуации: например, где-то в магазине, повторяя книгу по усулю, он мог очнуться и спросить сам себя: «Что я тут делаю?» А однажды он ходил десять раз к мяснику за курицей, но так ее и не купил.
 
Сферой его научного интереса были только фикх и усуль, ничего больше. Как-то раз на уроках по усуль аль-ифта, когда мы обсуждали программы разных медресе, он заявил, что «Сахих» Бухари – такая легкая книга, что ее следует читать на втором курсе. Вы можете представить нашу реакцию и хохот!
 
У него был свой метод чтения книг по фикху. Например, если тебе за день надо прочитать десять страниц «Хашия» Тахтави, то ты прочитываешь первую страницу десять раз, потом переходишь к следующей странице и тоже читаешь ее десять раз и так далее. В результате ты читаешь не по десять раз десять страниц вместе, а одну страницу десять раз подряд и только потом – десять раз новую. Это дает два основных преимущества: во-первых, так запоминаются вопросы; во-вторых, срабатывает фотографическая память, и если надо быстро найти это место в книге, то ты моментально ориентируешься. Он прочитал «Хидаю» так много раз, что практически любой момент мог там быстро найти, потому что страницы фотографически отпечатались в его сознании. Но, как мне показалось, этот метод подходит лишь отдельным энтузиастам. Всем же практиковать такое в учебе будет крайне сложно.
 
А еще он постоянно повторял «Нур аль-анвар» – шарх Муллы Дживана к матну «Манар» имама Насафи. Он тоже был отсканирован в его сознании. Мавляна Халиль был сторонником изучения фикха через усуль, то есть сначала надо досконально изучить усуль аль-фикх, особенно раздел кыяса, и лишь потом стоит приступать к чтению серьезных книг по фикху, например, «Хидаи». Он считал, что эта книга – своеобразный ребус по фикху и мантыку, и ее надо разгадывать, применяя соответствующие правила. Впоследствии, когда я присутствовал на уроках по «Хидае» муфтия Абу Любаба, то заметил, что у него было похожий подход к преподаванию «Хидаи».
 
Мавляна Халиль отличался дотошностью в анализе разных фикховых тем, так что становилось непонятно, что он хочет сказать окружающим.
 
Несмотря на то что он был бельгийцем и не вырос в деобандийской среде, он отличался крайним консерватизмом и полностью влился в эту среду, став ее составной частью.
 
Среди всех, кого я знаю и с кем поддерживаю связь, он лучше всех понимает «Хидаю», поэтому, сталкиваясь с каким-то сложным вопросом оттуда, я всегда советуюсь с ним.
 
Один из его полезных советов звучит так: «Основа успеха чтения книг по фикху – высокая концентрация». Ведь книги по фикху – самые насыщенные из шариатских текстов, потому что там каждое слово и каждое предложение значимы. Если человек в сознании не сможет воссоздать картину изучаемого вопроса досконально, со всеми нюансами, рукнами и условиями, он неправильно поймет саму тему, что приведет к ошибкам в понимании и ответе. Поэтому, когда он читал книги, то не мог находиться ни с кем в помещении и всегда читал вдалеке от всех.
 
Он советовал для восхождения по лестнице изучения фикха «Любаб», «Табйин» (шарх к «Канзу»), а потом «Бадаи’ ас-санаи’». Лично я не согласен с такой последовательностью и считаю, что надо сосредоточиться на матнах мазхаба – на глубоком их изучении и осмыслении. В частности, книга «Любаб» не подходит в качестве первой серьезной книги по мазхабу, потому что на деле это книга, обучающая искусству ифта, но никак не шарх к «Мухтасару» Кудури. История мазхаба показывает, что весь хидмат кружился вокруг основных матнов мазхаба. Мавляна Халиль же исходил из того, что понимание той или иной темы без фикховой причины (илля), которая определяет эту тему, бессмысленно и бесполезно для строительства факахата (глубокого понимания фикха). А указанные им книги концентрируются именно на этом. В целом, это весьма важная задача для муфтия – понимать причину (илля) того или иного вопроса в мазхабе, потому что это ключ к решению. Так мы понимаем, имеет здесь значение урф или нет, следовательно, будет ли это положение фикха меняться в зависимости от обстоятельств.
 
Мавляна Халиль – это пример того, как студент погружается только в одну науку. Он постоянно говорил: «Я плохо знаю фикх, мне надо больше читать». Мне же близок другой подход – после окончания основного курса медресе студент уделяет два-три года специализации в каждой из основных шариатских наук: в акыде, фикхе, хадисе, Коране (тафсир и кыраат) и арабском языке. Учеба в медресе, где у студента пять-шесть предметов, всегда будет поверхностной, и так невозможно получить даже базовое представление о любом предмете. Плюс крайне сложно одновременно изучать даже две науки. Что говорить о пяти-шести сразу! В общем, успех в учебе – это тахассус после медресе.
 
Мы часто обсуждали это с устазом Абдуш-Шакуром Бруксом, который тоже считал одним из основных изъянов медресе огромное количество предметов. Ему была близка мавританская система образования, когда преподаются лишь арабский язык, фикх и акыда. Все остальное студент читает сам. Мне не совсем близка такая категоричность, но, в целом, проблема большого количества предметов существует. Она связана с тем, что годы учебы постоянно сокращают, поэтому нужно то же количество книг пройти за меньшее время. Другая причина – отказ от индивидуального подхода в обучении в пользу массового, без учета индивидуальных способностей и успеваемости студента. А в Османской империи, например, студента прикрепляли к нескольким устазам, которые в течение десяти лет обучали его основным шариатским наукам, учитывая его успеваемость и степень освоения им материала. И наш учитель Алихаджи из Кикуни рассказывал, что в дореволюционном Дагестане среди студентов медресе всегда был сильный устаз, который повторял (музакара) пройденный материал и помогал студентам разбирать трудные места в книгах.
АВТОР ЦИКЛА
Африка: туда и обратно
Абу Али аль-Ашари аль-Ханафи
Автор:
АБУ АЛИ АЛЬ-АШАРИ АЛЬ-ХАНАФИ
Устаз
Урок вышел:вторник
Новый урок:пятница
Список уроков