Циклы Авторы Сортировка

Урок 19. «Истива» (часть 1)

5 202
30 января, 16

Имам Абу Ханифа, да будет Аллах им доволен, говорит:

 

 

 

 

 

وَالثَّالِثَةُ، نُقِرُّ بِأنَّ اللهَ سُبْحَانَهُ وَتَعَالَى عَلَى العَرْشِ إسْتَوَى ، مِنْ غَيْرِ أنْ يَكُونَ جَارِحَةٌ وَإسْتِقْرَارٌ، وَهُوَ حَافِظُ العَرْشِ وَغَيْرِ العَرْشِ مِنْ غَيْرِ احْتِيَاجِ، فَلَوْ كَانَ مُحْتَاجاً لِمَا قَدَرَ عَلَى إيجَادِ العَالَمِ وَتَدْبِيرِهِ، وَلَوْ كَانَ مُحْتَاجاً إلى الجُلُوسِ وَالقَرَارِ لَكَانَ قَبْلَ خَلْقِ العَرْشِ، تَعَالَى اللهُ عَنْ ذَلِكَ عُلُوًّا كَبِيرًا

3. Мы подтверждаем, что Всевышний «истава» над Аршем без нужды в нем, и Он не находится над ним, и Он Хранитель Арша и остального мира без нужды в них. А если бы Он нуждался в Арше, то как бы Он смог сотворить мир и управлять творениями? Если бы Аллах нуждался в сидении и нахождении (на Арше), то где был Аллах до сотворения Арша? Аллах чист от всего этого.
 
Имам аль-Бабирти, да помилует его Аллах, комментирует:
 
Знай, что мир – а это все, кроме Всевышнего Аллаха – сотворен, поскольку изменяется. А все что изменяется, сотворено. Поэтому невозможно, чтобы Всевышний и Всеблагой Творец занимал место. А так как он не занимает место, значит, что занимание места не присуще ему в вечности. И мы уже сказали, что все, кроме Аллаха, создано. Получается, что, если Аллах занял место после сотворения места, то Он изменился относительно того состояния, в каком пребывал до этого (до сотворения места), и создал в Себе соприкосновение (с местом). А изменение и связь с творениями – это признаки сотворенного. И это невозможно для Вечного.
 
Эти слова имама аль-Бабирти – это основа основ верубеждения Ахлю-с-Сунна. То, что не имеет начала (Аллах), не может исчезнуть. А все сотворенное возникло из небытия и затем исчезнет. Поэтому Аллах не может быть сотворенным, значит, он не может быть описан характеристиками творений, например, изменением. А значит, Он не может занимать место.
 
И на это указывает (имам Абу Ханифа) своими словами: «где был Аллах до сотворения Арша?».
 
Этот вопрос очень важен для понимания принципа «танзих» и для избавления от убеждений «таджсима». Танизих – это убеждение, согласно которому Аллаху не присущи никакие недостатки, в том числе свойства творений. А таджсим – это приписывание Аллаху свойств тел (частей, органов, перемещения в пространстве, занимания места, нахождения в направлении тел и т.п.). Из убеждения, что все, кроме Аллаха сотворено, следует, что до творения Аллах существовал и не было наряду с Ним ничего из сотворенного. На это указывает и хадис, приведенный имамом аль-Бухари (3192): «Был Аллах и не было ничего, кроме Него». Если мусульманин поймет это положение и то, что Аллах не изменяется – потому что изменение есть свойство сотворенного – то он поймет, что Аллах существует так же, как существовал до сотворения мира: вне пространства и времени, без границ, направления и т.п. Имам ат-Тахави, да помилует его Аллах, так выразил это убеждение в своей «Акыде»: «Он всегда существовал вместе со Своими атрибутами еще до творений. Сотворение мира не добавило ничего к Его атрибутам, чего не было до его сотворения».
 
Мушаббиха, муджассима и каррамийя полагали, что Всевышний утвердился на Арше. Они взяли это из Его слов:
 
الرَّحْمَـٰنُ عَلَى الْعَرْشِ اسْتَوَىٰ

Смысл: «Милостивый «истава» на Арш» (сура «Таха», аят 5).
 
Также они обосновывали это тем, что Аллах – Существующий и Самодостаточный, и мир существует и самодостаточен. И невозможно, чтобы два самодостаточных существовали, не находясь в (какой-либо) стороне друг от друга.
 
Наш ответ на это: этот аят относится к аятам с неясным смыслом (муташаббихат). А их нельзя использовать как доказательство для однозначных убеждений.
 
Эти слова имама аль-Бабирти, да помилует его Аллах, указывают на принципы восприятия текстов (аятов и хадисов) с неясным смыслом. Редакторы арабского издания комментария (Дар аль-фатх, 2009), да воздаст Аллах им благом, обобщили эти принципы:
 
Первое. Тексты с неясным смыслом нельзя брать за основу и строить на ней то, что противоречит ясным и однозначным доводам как разума, так и Корана и Сунны. Нельзя понимать их в соответствии с буквальным смыслом, не соотнося их с однозначными доводами разума и Корана и Сунны, то есть текстами с ясным смыслом.
 
Второе. Тексты с неясным смыслом обязательно должны пониматься через призму принципа танзих (отрицание недостатков в отношении Всевышнего Аллаха). Это фундаментальный принцип, который применяется ко всем шариатским текстам, а отнюдь не частный принцип, применимый к одним текстам и не применимый к другим. Более того, это неотъемлемая часть содержания любого текста, без которого его понимание не будет полностью правильным.
 
Третье. Отрицание недостатков в отношении Аллаха первично по сравнению с утверждением смыслов, поскольку танзих — это основа. И любой поймет это, обратившись к текстам Корана и Сунны. Например в аяте со смыслом: «И нет ничего подобного Ему, Он Слышащий, Видящий», – Всевышний Аллах сначала отрицает недостатки (а это и есть танзих), затем сообщает о качествах. Точно так же в свидетельстве веры: «Нет ничего достойного поклонения, кроме Аллаха», – сначала идет отрицание, затем утверждение. Но некоторые, приписывая свое понимание саляфам, сначала утверждают качества, потом отрицают недостатки. Однако если бы они отрицали! В действительности же они утверждают качества, переходя в этом границы разумного, и пренебрегают танзихом под предлогом, что он может привести к та’тылю (опустошению сыфата и отрицанию его), и из-за этого они впадают в таджсим (антропоморфизм).
 
Четвертое. Тафвид и та’виль — это два метода танзиха, а не основы вероубеждения, ведь основа, как мы сказали, — танзих. Следовательно, танзих первичнее тафвида или та’виля, поскольку он — фундаментальный принцип, а тафвид и та’виль — два метода в понимании текстов Корана и Сунны. И не стоит обращать внимание на слова тех, кто говорит об опасности метода та’виля (аллегорического толкования сыфата), упоминая толкующих сыфаты аллегорически в одном ряду с отрицающими сыфаты и атеистами. У подобных рассуждений нет никакой ценности. Ведь танзих по своей сути — отрицание недостатков в отношении Всевышнего, а это первый уровень понимания текстов Корана и Сунны. Следовательно, смыслом текста, увиденного через призму танзиха, будет безоговорочное утверждение качества совершенства. Вторым уровнем в понимании текста будет определение значения этого качества совершенства путем иджтихада. Кто отказывается от определения значения этого качества и оставляет знание об этом Всевышнему Аллаху — тот придерживается метода тафвид. А тот, кто путем иджтихада определяет значение этого качества, — придерживается та’виля. И ошибка в иджтихаде в данном случае не несет никакой опасности, поскольку иджтихад здесь — в попытке определить, какое конкретно качество совершенства подразумевается в тексте. И ошибка в определении качества совершенства не опасна, потому что Всевышнего Аллаха дозволено описывать всеми качествами совершенства. Однако на муджтахиде лежит обязанность приложить максимальное усилие, чтобы определить, какое из них ближе и правильнее в конкретном случае, и за такой иджтихад он будет вознагражден. Однако тот, кто ошибется, приписав Аллаху недостаток, оправдываясь тем, что утверждает качество, якобы присущее Всевышнему, — он в огромной опасности, ведь этим он противоречит одной из основ вероубеждения — танзиху. И понявшему все вышесказанное станет очевидно, что тот, кто отрицает тафвид и та’виль, — в действительности отрицает танзих.
АВТОР ЦИКЛА
Комментарий имама Акмалюддина аль-Бабирти к «Завещанию» («аль-Васыйя») имама Абу Ханифы
Ахмад Абу Яхья аль-Ханафи
Автор:
АХМАД АБУ ЯХЬЯ АЛЬ-ХАНАФИ
Устаз
Список уроков