Циклы Авторы Сортировка
Image
Маджлис 120. Саад ибн Абу Ваккас – один из десяти обрадованных Раем при жизни
Сегодня мы поговорим о человеке по имени Саад ибн Абу Ваккас (да будет доволен им Всевышний). Трудно...
403
24 сентября, 20

Маджлис 120. Саад ибн Абу Ваккас – один из десяти обрадованных Раем при жизни

403
24 сентября, 20
Альхамдулилляхи Раббиль-алямин.
 
Ва ссаляту ва ссаляму аля саидиль-мурсалин ва аля алихи ва сахбихи ва барака ва салляма таслиман касиран иля йаумиддин.
 
Амма баад…
 
Мы говорим о десяти сподвижниках, которые были обрадованы Раем при жизни – их имена перечисляются в хадисе Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), начиная с Абу Бакра ас-Сиддика (да будет доволен им Всевышний):
 
«Абу Бакр в Раю, Умар в Раю, Усман в Раю, Али в Раю, Тальха ибн Убайдуллах в Раю, аз-Зубайр ибн аль-Аввам в Раю, Абдур-Рахман ибн Ауф в Раю, Са’д ибн Абу Ваккас в Раю, Саид ибн Зайд. в Раю и Абу Убайда ибн аль-Джаррах в Раю» (Этот хадис приводят Ахмад, ат-Тирмизи, Ибн Маджа).
 
Когда мы упоминаем о них, мы верим, что на нас нисходит милость Всевышнего. Почему она сходит, когда упоминают имена праведных людей? Потому что при этом сердца людей смягчаются ,и они думают об Аллахе, они вдохновляются, у них появляются благочестивые мысли. Тем самым мы становимся ближе к Аллаху. По всем этим причинам мы говорим об особой благодати (барака), которая появляется при упоминании этих людей. Пусть Всевышний поможет нам следовать по пути этих людей и вдохновляться их примером, вдохновляться силой их веры, их усердием на пути Аллаха.
 
Сегодня мы поговорим о человеке по имени Саад ибн Абу Ваккас (да будет доволен им Всевышний). Трудно в небольшом уроке описать его многочисленные достоинства.
 
Он был родом из племени курайш, из рода Абу Зухри. Родился он примерно в 595 году григорианского календаря, а скончался в 55 году хиджры или в 674 году григорианского календаря. Также известно, что Саад упоминается в аяте о достоинствах сподвижников – ас-сабикун аль-аввалюн – опередивших других в своей праведности:
 

وَالسَّابِقُونَ الأَوَّلُونَ مِنَ الْمُهَاجِرِينَ وَالأَنصَارِ وَالَّذِينَ اتَّبَعُوهُم بِإِحْسَانٍ رَّضِيَ اللّهُ عَنْهُمْ وَرَضُواْ عَنْهُ وَأَعَدَّ لَهُمْ جَنَّاتٍ تَجْرِي تَحْتَهَا الأَنْهَارُ خَالِدِينَ فِيهَا أَبَدًا ذَلِكَ الْفَوْزُ الْعَظِيمُ

 
«Аллах доволен первыми из мухаджиров и ансаров, которые опередили остальных, и теми, которые последовали строго за ними. Они также довольны Аллахом. Он приготовил для них Райские сады, в которых текут реки. Они пребудут там вечно. Это - великое преуспеяние» (сура ат-Тауба, 9:100).
 
Здесь говорится о первых принявших ислам сподвижниках, которые также выделялись среди остальных своими достоинствами.
 
Передается в хадисе, приводящемся в сборнике у Абу Я’аля, который передает Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Всевышний), что они сидели рядом с Пророком (мир ему и благословение Всевышнего), и он вдруг сказал:
 
«Тот человек, который сейчас войдет сюда, в эту дверь, будет одним из обитателей Рая».
 
И через какое-то время вошел Саад ибн Абу Ваккас.
 
Иными словами, достоинства этих десяти обрадованных Раем сподвижников утверждаются не только в одном хадисе, где перечисляются их имена. О них упоминается во многих других сообщениях.
 
Саад рассказывает, что он принял ислам в возрасте 19 лет (по другим сообщениям, ему было только 17 лет). Представьте себе, как трудно было такому молодому человеку пойти против воли своих родных, против традиций своего племени. Это было в то время, когда ислам только начал распространяться, мусульман было совсем мало. Считается, что он был седьмым из принявших ислам. Легко было сделать такой выбор, когда мусульман стало много, когда ислам стал мощной силой, с которой нельзя было не считаться. Но каково сделать это, когда ты знаешь, что столкнешься с сопротивлением и враждебностью.
 
Дочь Саада Аиша передает его рассказ о том, как он принял ислам.
 
Он рассказывал, что ему однажды приснился удивительный сон. Как будто он находился в очень темной комнате, куда не проходил ни единый луч света. Как вдруг откуда-то появился яркий лунный свет. Он пошел на свет этой луны и увидел людей, которые идут впереди него в этом движении навстречу яркой луне. Среди этих людей он увидел Абу Бакра, Али, Зейда ибн Харриса (да будет доволен ими Всевышний). Как известно, первой приняла ислам женщина, Хадиджа (да будет доволен ей Всевышний), затем Али – первым среди детей, затем Абу Бакр – первым из взрослых свободных людей и Зейд – воспитанник и вольноотпущенник Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), первым среди рабов. Когда он спросил этих людей – куда они все направляются, они ответили, что пришел Посланник Аллаха (мир ему и благословение Всевышнего) и призывает людей к исламу, так что они ответили на его призыв и предлагают ему последовать за ними. На следующий день он встретил Абу Бакра, который предложил ему посетить место секретных собраний мусульман. Там он встретился с Пророком (мир ему и благословение Всевышнего) и принял ислам.
 
Здесь еще можно отметить, что Абу Бакра можно назвать человеком, который получает награду за всех тех, кто последовал его путем – то есть, за всех мусульман, от первых сподвижников до наших дней. В хадисе говорится, что человек, показавший людям благой пример, будет получать награду всех тех, кто будет следовать его путем вплоть до Судного дня. Абу Бакр был одним из первых принявших ислам, он положил огромное количество сил, чтобы призывать людей к исламу, он жертвовал деньги на выкуп рабов-мусульман, участвовал в сражениях и тому подобное. К примеру, благодаря его призыву ислам принял Саад, а также Зубайр ибн аль-Аввам, Тальха ибн Убайдуллах, Усман ибн Аффан и Абдуррахман ибн Ауф – все эти были сподвижники, обрадованные Раем.
 
Когда мать Саада узнала о том, что он принял ислам, она пришла в сильный гнев – поскольку он, как она считала, предал веру предков. Он был ее любимым сыном, и такое «предательство» очень расстроило и рассердило ее. Она поклялась, что не будет есть и пить, если он не откажется от своей новой веры. Так что пускай его замучают угрызения совести, что он стал причиной смерти своей матери. Он просил ее не делать так, поскольку это не поможет:
 
 «Не делай так, о, умми (мама), - сказал я, - потому что я ни за что не откажусь от своей религии».
 
Однако она продолжала свою угрозу. В течение многих дней она не ела и не пила. Она стала истощенной и слабой.
 
«Час за часом, я подходил к ней с просьбой съесть или выпить чего-нибудь, но она настаивала на том, что не будет ни есть, ни пить, пока не умрет, либо пока я не откажусь от своей религии.
 
Тогда я сказал ей: «О, умми! Несмотря на мою сильную любовь к тебе, моя любовь к Аллаху и Его Посланнику, поистине, сильнее. Клянусь Аллахом, если бы у тебя была тысяча душ, и каждая из них покидала бы твое тело одна за другой, я бы ни за что не отказался от этой религии».
 
Когда она увидела, что я полон решимости, она неохотно смягчилась, поела и попила».
 
Саад также говорил, что 15-ый аят суры Лукман был ниспослан именно о его ситуации и подобных ему – где говорится о том, как надо вести себя с родителями, когда он убеждают детей отказаться от своей веры:
 

وَوَصَّيْنَا الْإِنسَانَ بِوَالِدَيْهِ حَمَلَتْهُ أُمُّهُ وَهْنًا عَلَى وَهْنٍ وَفِصَالُهُ فِي عَامَيْنِ أَنِ اشْكُرْ لِي وَلِوَالِدَيْكَ إِلَيَّ الْمَصِيرُ   وَإِن جَاهَدَاكَ عَلى أَن تُشْرِكَ بِي مَا لَيْسَ لَكَ بِهِ عِلْمٌ فَلَا تُطِعْهُمَا وَصَاحِبْهُمَا فِي الدُّنْيَا مَعْرُوفًا وَاتَّبِعْ سَبِيلَ مَنْ أَنَابَ إِلَيَّ ثُمَّ إِلَيَّ مَرْجِعُكُمْ فَأُنَبِّئُكُم بِمَا كُنتُمْ تَعْمَلُونَ 

 
«Мы заповедали человеку делать добро его родителям. Его мать носила его, испытывая изнеможение за изнеможением, и отняла его от груди в два года. Благодари Меня и своих родителей, ибо ко Мне предстоит прибытие.
 
А если они будут сражаться с тобой, чтобы ты приобщил ко Мне сотоварищей, о которых у тебя нет знаний, то не повинуйся им, но сопровождай их в этом мире по-доброму и следуй путем тех, кто обратился ко Мне. Потом вам предстоит вернуться ко Мне, и Я поведаю вам о том, что вы совершили» (сура Лукман, 31:14-15).
 
То есть, несмотря на то, что человеку велено относиться к своим родителям с уважением и по-доброму, он не может идти на компромиссы с ними в вопросах религии. Тем не менее, даже если родители человека – немусульмане, он должен относиться к ним по-доброму, хотя не следует слушать их, если они будут убеждать его сделать что-то запретное с точки зрения религии.
 
Интересны отношения, которые связывали Саада с Пророком (мир ему и благословение Всевышнего). Его отца, как мы видим из его полного имени звали Абу Ваккас. Но это была т.н. кунья, прозвище. Настоящее его имя было Малик ибн Вахиб (или Ухейб) ибн Абду-Манаф ибн Зухра ибн Киляб. Как мы видим, его родословная восходит к Килябу – так же, как и родословная Пророка (мир ему и благословение Всевышнего). Этот род – Бану Зухра – был родом, откуда происходила мать Пророка Амина бинт Вахб, и Саад приходился двоюродным братом матери Пророка Амине, то есть, он был дядей Пророка по матери.
 
Джабир ибн Абдуллах (да будет доволен им Всевышний) передает, что когда входил Саад, Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) говорил всем:
 
«Это мой дядя по матери, и кто может похвастаться таким дядей как Саад?»
 
Известно, что у Саада было три брата – Амир, Утба и Умейр. Про Амира и Умейра точно известно, что они также приняли ислам и стали мучениками в битве при Бадре. Про Утбу точно не известно – стал ли он мусульманином или нет.  
 
Передается также, что однажды, в первый год после переселения в Медину, как-то ночью Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) был сильно обеспокоен, поскольку не чувствовал себя в безопасности. Он не мог заснуть и повторял:
 
«Если бы какой-то человек из моих сподвижников пришел бы сюда, чтобы охранять мой сон».
 
И вдруг он услышал звон оружия за стеной дома. Когда он спросил – кто там, он услышал в ответ: «Это я, Саад ибн Абу Ваккас. Я пришел охранять тебя, о, Расулюллах».
 
Так что Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) смог спокойно заснуть той ночью. Но потом Всевышний сообщил ему, что будет охранять его от всех недобрых людей, так что он отказался от охраны.
 
Саад принимал участие в битве при Бадре. Абдуллах ибн Масуд (да будет доволен им Всевышний) рассказывал, что он проявил себя как прекрасный воин в этом сражении. Он поразил одного из предводителей язычников Саида ибн аль-Аса и хотел взять себе его меч в качестве трофея. У него был знаменитый меч, который носил имя Зуль-Кутейфа. Когда он спросил у Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), может ли он взять это меч себе, Пророк сначала не разрешил ему это сделать, сказав, что его нужно присоединить к прочим трофеям, а потом решать, что кому достанется. Но потом была ниспослана сура аль-Анфаль, в которой, в частности, говорилось об оружии – что человек может взять себе оружие врага, которого он поразил. Так что Саад смог взять себе меч, который он отобрал в бою.
 
Саад был известен как первый среди мусульман в некоторых вопросах. Он был первым, пролившим кровь за ислам. В 614 году Саад был в числе мусульман, которые удалились в холмистую местность вблизи Мекки с целью совершить молитву. В некотором отдалении от них группа язычников потешалась над молитвой мусульман. В результате между язычниками и мусульманами разразилась драка, во время которой Саад ударил одного из язычников до крови подвернувшейся под руку челюстью верблюда.
 
Также передается, что Саад был первым сподвижником, который выпустил стрелу в сторону врага на пути Аллаха, как передает об этом имам аль-Бухари. Когда началась битва при Бадре, передовые отряды курайшитов начали перестрелку с отрядом мусульман, и Саад первым выпустил стрелу в их сторону – поскольку он был замечательным стрелком из лука.
 
Во время битвы при Ухуде – которая, как мы знаем, закончилась не лучшим образом для мусульман, поскольку лучники не вовремя оставили свои позиции – посчитав, что битва окончена, и можно делить трофеи.
 
В этом сражении Саад был из числа сподвижников, охраняющих Пророка (мир ему и благословение Всевышнего). Передает имам Зухри, что он выпустил в тот день более тысячи стрел. Если кто-то представляет себе стрельбу из лука, он знает, насколько это тяжелое занятие – надо каждый раз прилагать усилия, чтобы натянуть тетиву. Также передается, что Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) поощрял Саада во время сражения, говоря ему:
 
«Стреляй, пусть мои отец и мать станут жертвами за тебя».
 
Али (да будет доволен им Всевышний) передает, что Пророк больше никому, кроме Саада, не говорил подобных слов – пусть мои отец и мать будут жертвами за тебя.
 
Сам Саад рассказывал, что во время сражения при Ухуде он видел, что с правой и левой сторон Пророка (мир ему и благословение Всевышнего) стоят два человека в белых одеждах – которых он никогда раньше не видел. Это были ангелы Джибриль и Микаиль (этот хадис передается в Сахих Муслим).
 
Саад принимал участие во всех известных сражениях – в битве у рва, в экспедиции в Хайбар и во время открытия Мекки. В тот день он был одним из трех знаменосцев мусульман.
 
Проходит немного времени после освобождения Мекки, и Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) покидает этот мир. Правление Абу Бакра (да будет доволен им Всевышний) продолжается всего два года и пять месяцев, а затем на престол вступает Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Всевышний). Государство мусульман начинает стремительно расширяться.
Абу Убейда ибн Джаррах (да будет доволен им Всевышний) еще при Абу Бакре был назначен наместником в Шаме, а Халид ибн аль-Валид отправляется для покорения Ирака и Персии, но затем его отзывают и отправляют на помощь Абу Убейду в Шам.
 
В 13-м году хиджры Абу Убейда ас-Сакафи назначают наместником в Ираке и командующим всеми войсками той области. Но через несколько месяцев он погибает в сражении при Джисре. Персы, тем временем, видя, что командир мусульман погибает, собирают силы и готовят сопротивление. Те территории, которые уже были завоеваны, отказываются повиноваться мусульманской власти, поскольку не считают себя больше подданными халифа.
 
Такое положение дел очень разгневало Умара (да будет доволен им Всевышний). В начале 14-го года хиджры он собирается сам отправиться в Ирак, чтобы возглавить войско мусульман для покорения Ирана. По его мнению, Али (да будет доволен им Всевышний) должен будет остаться наместником в Медине, пока сам он будет в походе. Но перед тем, как отправиться в поход, он собирает совет из самых уважаемых сподвижников, чтобы посоветоваться с ними – как ему правильно поступить. Все они одобряют его намерение лично возглавить войско – кроме Абдуррахмана ибн Ауфа (да будет доволен им Всевышний), который говорит халифу, что если он погибнет в сражении, то мусульманское государство тут же ослабнет и может стать легкой добычей врагов. На вопрос халифа – кого же тогда нужно поставить во главе войска, Абдуррахман отвечает, что он знает такого человека, это Саад ибн Малик аз-Зухри (то есть, Саад ибн Абу Ваккас). Умару очень понравился этот совет, он призывает Саада и сообщает ему, что назначает его наместником Ирака и командующим всеми войсками в той области.
 
Перед тем, как Саад отправился в путь, халиф дает ему наставления и советы.
 
Во-первых, Умар (да будет доволен им Всевышний) напоминает Сааду, что поскольку он является дядей самого Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), он не должен отставать от других мусульман в благочестии и праведности (а наоборот, подавать пример другим). Во главе всех его дел должна стоять богобоязненность – без нее у него не будет блага и успеха ни в каких делах.
 
Страх перед Аллахом включает в себя две вещи.
 
Первое – это повиновение Его повелениям, строгое исполнение всего, что Он повелел.
 
И второе – отстранение от всего дурного и запретного, того, что Аллах запретил.
 
Именно поведение человека покажет – есть ли у него настоящая богобоязненность или нет.
 
Чтобы быть по-настоящему богобоязненным, человек должен любить будущую жизнь и быть равнодушным к жизни мирской. И наоборот, человек, у которого отсутствует богобоязненность, любит этот мир и ненавидит жизнь будущую.
 
Следующий момент (среди советов, которые были даны халифом Умаром Сааду): среди признаков наличия богобоязненности в сердце человека есть внешний и внутренний аспект. Внутренний аспект заключается в том, что для истинно богобоязненного человека нет разницы, хвалит его кто-то или ругает. Он одинаково равнодушен к похвалам и критике. Если в сердце человека есть твердость в вере и уверенность в своей правоте, он не будет заботиться о мнении о нем других людей. Внешний показатель богобоязненности – это тот факт, что если человек любит Всевышнего, Тот сделает так, что этого человека полюбят окружающие его люди. И наоборот, непослушного Ему человека, который не любит Его, люди также любить не будут. Так что положение человека перед Аллахом определяется тем, как к нему относятся люди. Если люди вас любят, это значит, что и Всевышний вас любит. Если люди сторонятся вас и плохо отзываются о вас, значит, что и Аллах не любит вас и недоволен вами.
 
И, наконец, халиф напутствует Саада напоминанием о том, что ему следует быть упорным и терпеливым, поскольку ему предстоит чрезвычайно трудная задача.
 
Затем Саад отправился в Ирак во главе шеститысячного войска. Умар дал ему большое войско, чтобы облегчить его задачу. Когда Саад прибыл на место своего пребывания, он мобилизовал все имеющиеся силы мусульман для решающего сражения с персами, которое должно было произойти в местности Кадисия (это было в 14-м году хиджры или в 636 году григорианского календаря).
 
Сам Саад не смог лично участвовать в сражении по причине болезни (как сообщается в тот момент он страдал от болезни седалищного нерва, которое иначе называется ишиас, так что он не мог сесть на лошадь). Так что о том, что происходит в сражении, он наблюдал с возвышенности, где находилась его резиденция, а также обо всем ему докладывали гонцы, через которых он отдавал распоряжения командующим войсками.
 
Историки сообщают, что войско мусульман насчитывало 30 или 36 тысяч человек, персидская армия составляла 200 тысяч человек. Более того, в персидской армии было 33 слона, что придавало персам дополнительное преимущество. Всадник верхом на слоне мог внести большое смятение во вражеское войско, поскольку слонов пугались и люди, и лошади. Благодаря слонам персы одерживали победу в первые дни битвы. Несмотря на все эти преимущества, мусульмане-арабы сумели выиграть сражение – персы потеряли убитыми около десяти тысяч человек, а мусульмане лишились двух с половиной тысяч воинов.
 
Сражение было чрезвычайно тяжелым и кровопролитным, и продолжалось четыре дня. Сейчас у нас нет времени описывать все подробности битвы. Но наконец мусульмане одержали решительную победу. Персы обратились в бегство. Мусульмане овладели тогдашней столицей Ирана городом Мадаин или, как его называли по-гречески, Ктесифон, который находился на берегу реки Тигр. Это был чрезвычайно богатый город, со множеством дворцов и огромных домов, полный золота и прочих сокровищ, так что мусульманской армии достались неслыханно богатые трофеи, поскольку сам правитель Ирана и его приближенные, узнав о том, что их армия потерпела поражение, бежали из города, оставив свои дома и имущество.
 
Количество трофеев было небывалым. Ответственным за распределение трофеев был Салман аль-Фариси, который также находился в этом походе. Пятая часть трофеев была отослана в Медину – поскольку по шариату полагается отделять пятую часть трофеев правителю мусульман. Среди множества золотых вещей были браслеты, принадлежащие хосрову – правителю Персии. Их отдали сподвижнику по имени Сурака ибн Малик ибн Джу’ш, которому было предсказано Пророком (мир ему и благословение Всевышнего), что придет время, и он будет обладателем украшений правителя Персии. Разумеется, в то время, когда эти слова были сказаны, было трудно поверить, что они когда-то сбудутся – что мусульманское государство станет настолько могущественным, что ему покорится Персидская империя, одно из наиболее сильных царств своего времени (наряду с Византийской империей), так что простые люди из пустыни – которыми были арабы, будут носить украшения персидских царей.
 
По прошествии нескольких лет, после покорения Персидской империи – а битва при Кадисии открыла мусульманам путь к покорению остальной Персии, которая так и не смогла оправиться после этого сражения, большое количество арабов оказалось далеко от своей родины, поскольку в покоренных областях нужно было держать войско.
 
В 17-м году хиджры халиф получил известия о том, эти арабы плохо себя чувствуют вдали от дома из-за непривычного для них климата Ирака и Персии. Халиф тогда велел Сааду отправить Салмана аль-Фариси и Хузейфу (да будет доволен ими Всевышний) для осмотра местности, чтобы они нашли подходящее место для строительства города, где арабы, которым необходимо будет жить в этой области, смогут чувствовать себя комфортно. Надо помнить, что тогда в Ираке еще не были основаны такие знаменитые города как Багдад, Куфа или Басра. При этом халиф сказал, чтобы посланцы, которые отправятся на разведку местности, должны найти такое место для жительства, чтобы между ним и Мединой не было реки, гор или иных препятствий, чтобы мусульманское войско при необходимости могло легко добраться до этого города.
 
Салман отправился на запад от реки Евфрат. И ему не нравилась ни одна местность, пока он не добрался до того места, где сейчас располагается город Куфа. Город Басра, который был построен несколько позже, находится к юго-востоку от него. В Куфе до сих пор показывают мечеть, которая, как считается, была построена во времена Саада – так же, как в Каире до сих пор сохранилась мечеть Амра ибн аль-Аса. Хузейфа, со своей стороны, отправился на восток от реки Евфрат, но в итоге пришел на то же место, которое приглянулось Салману. Именно в том месте, где они встретились, решено было строить новый город. Через какое-то время туда переехали многие сподвижники – Али, Абдуллах ибн Масуд и другие (да будет доволен ими Всевышний). Впоследствии этот город стал прославленным местом мусульманской учености, где жил имам Абу Ханифа (рахимахуллах) и другие великие ученые.
 
Сначала дома в городе было решено строить из дерева, но поскольку деревянные дома сильно страдали от пожара, через какое-то время их начали строить из кирпича. Умар (да будет доволен им Всевышний), который был сторонником простоты во всем, велел строить небольшие дома, где было бы не больше трех комнат. Поскольку в хадисе, где перечислялись признаки конца времен, говорилось, что перед Судным днем люди будут соревноваться в строительстве высотных домов, было также запрещено строить высокие дома. Саад ибн Абу Ваккас был назначен правителем Куфы – первого города, который был основан мусульманами.
 
В 20-м году по хиджре Умар получил жалобы на Саада как на правителя, поэтому халиф сместил его с этой должности, назначив Аммара ибн Ясира на это место. Жалобы заключались в том, что он в качестве правителя не совершает намаз должным образом. Халиф вызвал к себе Саада и сказал ему, что люди жалуются на него – что он как-то неправильно совершает молитву в качестве имама. На что Саад ответил, что он старается совершать молитву точно таким же образом, как это делал Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) в качестве имама. К примеру, в ночной молитве иша он старается делать первые два ракаата длинными, а вторые два ракаата – короткими (чтобы не слишком обременять людей). На что Умар ответил, что ему неприятно слышать критику в адрес такого человека как Саад, но в качестве правителя он обязан реагировать на жалобы людей.
 
Затем халиф велел Мухаммаду ибн Масляма отправиться вместе с Саадом обратно в Куфу, чтобы на месте разобраться – в чем же заключаются жалобы людей, чем они недовольны. Посланец халифа обошел почти все мечети Куфы и везде он слышал в адрес Саада только хорошие слова. Так продолжалось, пока он не зашел в мечеть, которая называлась Масджид бану Аббас.
 
Когда он вошел туда и спросил, есть ли у кого-то жалобы на наместника Саада, встал человек по имени Усама ибн Катада и сказал: «Поскольку ты желаешь искреннего ответа, то я скажу, что Саад имеет три серьезных недостатка. Первое – он никогда не сопровождает свою армию в походах. Второе – он несправедливо распределяет военную добычу. И третье – он несправедливо судит людей, несправедливо решает вопросы между людьми».
 
Саад выслушал все это и обратился к Аллаху с просьбой:
 
«О, Аллах, если этот человек лжет и говорит это только для того, чтобы навредить мне и показать себя, возвыситься надо мной, удлини его жизнь, и пусть его постигнут в течение этой жизни беды и невзгоды».
 
Передается, что кто-то встретил этого человека спустя много лет, когда он был очень старым и очень бедным. Он почти ослеп, и ему приходилось передвигаться наощупь. В городе его знали, как старого человека со множеством несчастий. Когда его спрашивали, как он дошел до такой жизни, он отвечал, что это явилось результатом дуа Саада.
 
Отсюда мы видим, как опасно несправедливо обвинять в чем-то аулия Аллаха, ведь, как известно из хадиса, Всевышний враждует с тем, кто оскорбляет Его любимцев.
 
Вообще, Саад был известен тем, что все его дуа принимались – Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) в свое время попросил у Аллаха такого дара для Саада, чтобы его молитвы не оставались без ответа.
 
Надо отметить, что нет проблемы высказать подлинную критику в адрес какого-то человека – разумеется, говоря это в лицо ему, а не за глаза. Но нельзя допускать, чтобы эта критика была с чужих слов, была основана на каких-то слухах, сплетнях, непроверенных фактах – на том, что человек не видел своими глазами.
 
Когда халиф Умар (да будет доволен им Всевышний) был при смерти, он собрал шесть самых доверенных и близких ему сподвижников, чтобы они решили – кто из них будет правителем после его смерти. Трое из этих сподвижников сразу отказались от возможности быть избранными на пост халифа, сказав, что передают это право быть избранными другим. Так, Саад назвал Абдуррахмана ибн Ауфа как возможного претендента на пост халифа. Зубейр ибн Аввам передал свое право быть избранным Али (да будет доволен им Всевышний). Тальха ибн Убайдуллах передал свое право Усману. Абдуррахман, со своей стороны, также отказался, сказав, что выбор должен быть сделан между Али и Усманом (да будет доволен ими Всевышний). И в конце концов, как мы знаем, выбор пал на Усмана, который и стал третьим халифом мусульманского государства.
 
Как мы знаем, последние годы правления Усмана, а также почти все время халифата Али были омрачены бесконечными смутами. Усман погиб от рук заговорщиков. После того, как власть перешла к Али, некоторые сподвижники – в частности, Тальха и Зубайр – были недовольны тем, что халиф не прикладывает усилия, чтобы найти и покарать убийц Усмана (что дало повод обвинить его в том, что он был заинтересован в его смерти). Эти конфликты переросли в кровопролитное сражение, известное как Битва верблюда (поскольку решающая схватка разгорелась вокруг верблюда, на котором сидела Аиша, супруга Пророка). Спор между сторонниками Али и Муавией также вылился в вооруженные столкновения (окончившиеся известной битвой при Сиффине), из-за убийства Усмана, чьим родственником был Муавия (да будет доволен им Всевышний).
 
Так или иначе, но Саад в те тяжелые времена не вставал ни на чью сторону и категорически отказывался высказывать свое мнение о происходящем. После гибели Усмана были люди, которые говорили Сааду, что он имеет полное право стать следующим халифом из-за своих заслуг и высокого положения. Но он также ответил отказом. В частности, сын Саада Умар ибн Саад говорил ему, что поскольку он был в числе шести сподвижников, избранных Умаром как возможных преемников, он тоже мог бы принять участие в этой борьбе за власть. Племянник Саада Хашим ибн Утба призывал его встать на сторону Али – как сделал он сам, но Саад также отказался поддержать кого-то из конфликтующих сторон.
 
Али и Муавия, со своей стороны, также писали ему письма, прося его вмешаться в их спор и поддержать кого-то из них. На письмо Муавии Саад ответил, что он не может сравнивать себя с Али (по его заслугам для ислама) и будет воздерживаться от всякого спора о власти.
 
Передается, что Саад вообще практически не выходил из дома в то время – чтобы не быть вовлеченным в эти споры никоим образом. Он не принял участия ни в Битве верблюда, ни в сражении при Сиффине, ни в последующих конфликтах. Он даже запретил своей семье сообщать ему какие-то новости о происходящем до тех пор, пока все враждующие стороны не придут к умиротворению. Какой разительный контраст с нашим временем – когда мы каждый день просматриваем новостные ленты, социальные сети в поисках новостей о политике, экономике, каких-то общественных конфликтах и тому подобном!
 
Далее Саад последовал совету Пророка (мир ему и благословение Всевышнего), высказанному им в одном из хадисов, где он говорил, что придет время сильных смут, так что самым лучшим будет положение человека, который возьмет своих овец и уйдет с ними подальше из города:
 
«Посланник Аллаха (мир ему и благословение Всевышнего) сказал:
 
“Скоро наступит время, когда лучшим имуществом мусульманина окажутся овцы, с которыми он будет скитаться по горным вершинам и тем местам, где выпадают дожди, убегая от искушений со своей религией”» (Этот хадис передали Ахмад, аль-Бухари, Абу Дауд и другие).
 
Так что Саад удалился из Медины и стал жить как пастух овец. Его сын Умар однажды приехал к нему и спросил: «О, отец, неужели ты доволен такой жизнью простого бедуина – в то время как люди в Медине обсуждают такие важные вещи?» В ответ Саад сказал:
 
«Помолчи, сын мой. Я слышал, как Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) сказал: Аллах любит того раба, кто богобоязнен, того, кто независим – умеет обходиться своими силами, и того, кто старается быть незаметным (не выставляет себя напоказ)» (эта история передается у имама Захаби в его «Сияр алям ан-нубаля»).
 
Когда его сын продолжал настаивать, чтобы он каким-то образом вмешался в происходящий конфликт, Саад ответил:
 
«Я знаю, что такое битва на пути Аллаха (имея в виду, что он командовал армиями в Ираке, так что он уклоняется от участия в сражении не потому, что он не способен к этому). Но сейчас я приму участие в этих битвах, только если кто-то даст мне меч, у которого будут два глаза и язык, так что он сможет сказать мне, кто верующий, а кто неверующий».
 
То есть, Саад имел в виду, что в этих конфликтах, где с обеих стороны участвуют мусульмане, ему необходимо было бы какое-то особенное, чудесное оружие, которое указало бы ему точно – кто прав, а кто заблуждается, кто истинно верующий, а кто лицемер.
 
Также его дочь Аиша бинт Саад передавала историю о том, как Саад еще при жизни Пророка (мир ему и благословение Всевышнего) тяжело заболел, и была опасность, что он умрет. Так что, когда Пророк пришел его навестить, он сказал, что хочет оставить завещание, в котором все свое имущество он отдает в качестве садака на нужды мусульман. На что Посланник Всевышнего (мир ему и благословение Всевышнего) сказал, что так он поступать не должен – ведь у него есть дети и другие родственники, которые имеют право на это имущество. Тогда Саад сказал, что он хочет раздать хотя бы половину от своего имущества, но тогда Пророк сказал, что даже этого чересчур много. Саад предложил одну треть, и Пророк согласился с этим, добавив:
 
«Лучше будет, если ты оставишь своим детям что-то из имущества, чтобы им не пришлось просить помощи у людей».
 
Отсюда мусульманские правоведы делают вывод, что человеку дозволено завещать не больше трети своего имущества посторонним людям (помимо своих наследников), либо на какие-то иные нужды.
 
Также Саад, рассказывая об этом посещении Пророка (мир ему и благословение Всевышнего) во время своей болезни, говорил:
 
«Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) положил свои руки мне на лицо, потом мне на грудь и потом на мой живот, произнеся дуа: «О, Аллах, исцели Саада». Так я до сего дня помню прохладу рук Пророка (мир ему и благословение Всевышнего)» (этот хадис передают Бухари и Насаи).
 
 
Ибн Аббас (да будет доволен им Всевышний) передает, что Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) сделал дуа о Сааде (да будет доволен им Всевышний) во время битвы при Ухуде:
 
«О, Аллах, прими дуа Саада!».
 
И он повторил это дуа три раза. Выше мы уже говорили, что после этого все дуа Саада принимались и приводили примеры этого.
 
Саид ибн Мусейиб, выдающийся табиин, рассказывал, что был человек, который имел обыкновение поносить Али, Тальху и Зубейра (во время конфликтов между разными партиями внутри мусульманского государства). Саад удерживал этого человека, прося его не делать этого – поскольку большой грех говорить какие-то дурные вещи о сподвижниках, особенно о таких выдающихся людях. Наконец, когда Саад увидел, что этот человек не унимается, он совершил два ракаата намаза и сделал дуа, прося Аллаха наказать этого человека. Через какое-то время в город ворвался взбесившийся верблюд, напал именно на этого человека и убил его. Саад не знал о происходящем, пока люди не сообщили ему, что его дуа было принято таким образом.
 
Кончина Саада происходила таким же образом, как у прочих праведных людей такого уровня. Он был последним из мусульман-мухаджиров, которые покинули этот мир. Чувствуя приближение смерти, он попросил принести старую изношенную шерстяную джуббу (накидку), сказав, что хочет, чтобы его похоронили именно в ней – чтобы это был его саван, поскольку в этой одежде он участвовал в битве при Бадре, первом сражении мусульман с язычниками. Он хранил эту одежду всю жизнь в память об этом сражении и хотел быть похороненным в ней.
 
Его сын, Мусаб ибн Саад рассказывал: «Голова моего отца покоилась на моих коленях во время его смертельной болезни. Осознание того, что мой отец покидает этот мир, вызвало у меня печаль, так что я заплакал». Отец спросил у него: «Сынок, что заставило тебя так сильно плакать?». Сын ответил, что он не может удержаться от слез, видя любимого отца в таком положении. Тогда Саад ответил, что он верит в милость Аллаха к нему – ведь ему была передана благая весть о Рае:
 
«Я верю, что Всевышний не накажет меня никоим образом. Ибо я являюсь одним из людей Рая».
 
Какой сильной была вера и убежденность этого человека! Ведь предсмертный миг – это очень тяжелое испытание для каждого человека, когда естественным бывает проявление слабости.
 
Однако, Саад твердо верил в то, что было обещано ему Пророком (мир ему и благословение Всевышнего), что он не будет подвергнут наказанию и, наоборот, будет одним из людей Рая. Так что он не боялся смерти и не обращал внимания на страдания, которые неизбежно причиняла ему его болезнь, надеясь на радости будущей жизни.
 
Вспомните, что говорил Пророк (мир ему и благословение Всевышнего) своей любимой дочери Фатиме (да будет доволен ей Всевышний), когда она переживала, видя его предсмертные страдания:
 
«О, доченька, твой отец больше не будет испытывать боли после этого» (то есть, это была последняя боль, которую ему нужно было вынести в этом мире, потом он уже никогда не будет страдать).
 
Саад (да будет доволен им Всевышний) скончался во время правления халифа Муавии (да будет доволен им Всевышний), это было в 55 году хиджры (в 674 году григорианского календаря), в небольшом местечке, в десяти милях от Медины. И люди, пришедшие на его похороны, несли его тело на плечах все эти десять миль до Медины. Джаназу по нему совершал человек по имени Марван ибн аль-Хаким, который был наместником в Медине в то время.
 
Пусть Всевышний даст нам следовать по стопам этих людей – подражая им в их вере, в их твердости убеждений, в их любви к религии и равнодушии к мирской жизни.
АВТОР ЦИКЛА
Маджлисы по тасаввуфу
Абдур-Рахман ибн Юсуф Мангера
Автор:
АБДУР-РАХМАН ИБН ЮСУФ МАНГЕРА
Шейх
Урок вышел:среда
Новый урок:среда
Список уроков