Циклы Авторы Сортировка
Image
Маджлис 138. Абу Убайда ибн аль-Джаррах – доверенный человек этой уммы
Его настоящее имя было Амир, а полное имя звучало так: Абу Убайда Амир ибн Абдуллах ибн аль-Джаррах ...
286
17 февраля, 21

Маджлис 138. Абу Убайда ибн аль-Джаррах – доверенный человек этой уммы

286
17 февраля, 21

Альхамдулилляхи Раббиль-алямин.

Ва ссаляту ва ссаляму аля саидиль-мурсалин ва аля алихи ва сахбихи ва барака ва салляма таслиман касиран иля йаумиддин.

Амма баад…

 

Сегодня мы продолжим разговор об ашара мубашара - десяти сподвижниках, которые были обрадованы Раем при жизни, в чем был секрет их успеха, почему они удостоились такой чести, почему Пророк (мир ему и благословение) обещал им Рай уже при жизни?

 

Мы знаем, что их имена перечисляются в хадисе, который приводит имам Тирмизи и другие (он передается от Абдуррахмана ибн Ауфа):

 

 «Абу Бакр в Раю, Умар в Раю, Усман в Раю, Али в Раю, Тальха ибн Убайдуллах в Раю, аз-Зубайр ибн аль-Аввам в Раю, Абдуррахман ибн Ауф в Раю, Са’д ибн Абу Ваккас в Раю, Саид ибн Зайд в Раю и Абу Убайда ибн аль-Джаррах в Раю».

 

Сегодня мы поговорим об еще одном замечательном человеке из этого списка. Это Абу Убайда ибн аль-Джаррах (да будет доволен им Всевышний).

 

От него передается очень небольшое количество хадисов – всего семь или восемь, один или два из них передаются у имама Муслима. Причина этому в том, что он скончался в довольно молодом (по нашим понятиям) возрасте – 58 лет (или около того, считается, что он родился в 581 году н.э., а скончался – в 639 году). Большая часть его жизни прошла в битвах – он принимал участие почти во всех сражениях, которые вели мусульмане. Абу Убайда скончался во время эпидемии чумы, которая разразилась в Шаме (территория нынешней Сирии, Ливана, Иордании), во время правления Умара (да будет доволен им Всевышний).

 

Его настоящее имя было Амир, а полное имя звучало так: Абу Убайда Амир ибн Абдуллах ибн аль-Джаррах ибн Хиляль ибн Ухайб ибн Дабба ибн аль-Харис ибн Фихр. На этом имени его родословная сходилась с родословной Пророка (мир ему и благословение).

 

Многие члены этого рода называли себя по имени своего предка – аль-Фихри. Не так давно мы уже говорили об одной замечательной женщине, которая носила это родовое имя – Фатима аль-Фихрийя. Как вы помните, она была основательницей одного из первых в мире университетов (в городе Фес в Марокко). Вот такой замечательный факт – что первый университет был основан женщиной-мусульманкой (раньше, чем все известные европейские университеты – как Кембридж, Оксфорд, университет в Болонье или Саламанке).

 

Абу Убайда ибн аль-Джаррах принадлежал к числу так называемых ас-сабикун аль-аввалюн. Это сподвижники, о которых упоминается в известном аяте об их достоинствах:

 

وَالسَّابِقُونَ الأَوَّلُونَ مِنَ الْمُهَاجِرِينَ وَالأَنصَارِ وَالَّذِينَ اتَّبَعُوهُم بِإِحْسَانٍ رَّضِيَ اللّهُ عَنْهُمْ وَرَضُواْ عَنْهُ وَأَعَدَّ لَهُمْ جَنَّاتٍ تَجْرِي تَحْتَهَا الأَنْهَارُ خَالِدِينَ فِيهَا أَبَدًا ذَلِكَ الْفَوْزُ الْعَظِيمُ

 

«Аллах доволен первыми из мухаджиров и ансаров, которые опередили остальных, и теми, которые последовали строго за ними. Они также довольны Аллахом. Он приготовил для них Райские сады, в которых текут реки. Они пребудут там вечно. Это - великое преуспеяние» (сура ат-Тауба, 9:100).

 

Передается, что Абу Убайда принял ислам вскоре после Абу Бакра ас-Сиддика (да будет доволен им Всевышний), одним из первых. Возможно, он не входил в число первых восьми мусульман – но точно известно, что он был в числе первых сорока мусульман. Это произошло еще до того, как Пророк (мир ему и благословение) выбрал дом Аркама для тайных встреч верующих (это было в 611 году григорианского календаря). Также передается, что Абу Убайда был среди переселившихся в Эфиопию (как мы помним, группа мусульман переселилась на время в Хабаш, Эфиопию, когда они подвергались особенно сильным преследованиям в Мекке).

 

Мы не так много знаем о его жизни – вся история этого сподвижника по-настоящему начинается с того времени, как он принял ислам (и практически нет сведений о том, что он делал до этого времени). Единственно, что о нем передается - что Абу Убайда был одним из самых искусных лучников, поскольку он начался обучаться этому искусству еще с детства, у своего отца. Рассказывают, что в восемь лет он мог попадать в неподвижный предмет, в десять лет попадал в мишень, сидя на лошади, а в двенадцать лет он с легкостью поражал объект, который двигался на большой скорости. Это умение сильно помогло ему в сражениях.

 

После того, как он стал верующим, до нас дошло некоторое количество известных хадисов, где рассказываются самые яркие моменты его биографии.

 

В частности, однажды к Пророку (мир ему и благословение) прибыла группа людей из Наджрана (бывших христиан), которые недавно приняли ислам, и поэтому они просили прислать им знающего человека, который мог бы научить их Корану и правильному соблюдению религии. Самое главное качество, которое должно было быть у этого человека, по их мнению – это надежность, чтобы он был достоин доверия (амин по-арабски).

 

Пророк (мир ему и благословение) сказал им:

 

«Я непременно отправлю с вами самого доверенного человека, который будет соблюдать права всех людей!»

 

Когда сподвижники услышали это, многие из них очень желали бы, чтобы такое определение – надежный и достойный человек – относилось бы именно к ним. Не то, чтобы им так хотелось бы кем-то управлять и командовать, но все хотели удостоиться этого определения – амин, надежный человек.

 

Рассказывал Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах):

 

«Никогда в жизни не горел желанием кем-то управлять, кроме как в тот день, когда я надеялся, что я буду человеком, которому Пророк (мир ему и благословение) окажет эту высокую честь. Поэтому я отправился в мечеть в большом возбуждении. Когда Пророк завершил зухр, он обвел взглядом присутствующих. Я встал на цыпочки, чтобы привлечь его внимание, но он продолжал смотреть вокруг, пока не увидел Абу Убайду ибн аль-Джарраха, которому он сказал: “Встань, о, Абу Убайда. Иди с ними и будь честным судьей в их спорах”. И вскоре Абу Убайда отправился с ними».

 

В другом известном хадисе, который передает Анас ибн Малик (его записали имамы Бухари и Муслим) говорится:

 

«В каждой умме есть свой доверенный (амин), а амин нашей уммы – это Абу Убайда ибн аль-Джаррах».

 

Имам Ибн Хаджар аль-Аскаляни, который комментировал данный хадис, писал: это не означает, что остальные сподвижники были в чем-то недостойны доверия – вовсе нет! – но, как мы знаем, у Пророка (мир ему и благословение) была такая привычка, он наделял каждого из своих близких друзей каким-то прозвищем, которое подчеркивало его особенное, индивидуальное качество. Так, Абу Бакр назывался ас-Сиддик – самый правдивый, Усман славился своей скромностью, стыдливостью (хайя). Ведь это не означало, что остальные сподвижники были нескромными или недостаточно верными, но у каждого была своя индивидуальная особенность.

 

Как мы помним, сам Пророк (мир ему и благословение) в своем народе имел прозвище аль-Амин – еще до ислама, поскольку люди знали, что на него всегда можно положиться, он не подведет и не обманет доверия. Это очень почетное звание.

 

Абу Хурайра (да будет доволен им Всевышний) передается, что однажды Пророк (мир ему и благословение) сидел и общался с людьми, когда к нему подошел какой-то бедуин и спросил у него: «О, Посланник Аллаха! Когда наступит Судный день?». Но Пророк продолжал беседу, не отвечая ничего. Сподвижники уже начали думать – может быть, он не расслышал вопроса, или этот вопрос чем-то ему неприятен? Но тут Пророк повернулся к людям, которые сидели и стояли рядом, и спросил: «Где тот человек, который спрашивал о последнем Часе?». Тот немедля отозвался: «Я здесь, о Посланник Аллаха!». И Пророк Всевышнего сказал всем собравшимся:

 

«Один из признаков последнего Часа в том, что с земли исчезнет доверие (амана). Тогда ожидайте Судного дня».

 

Недавно я прочитал очень интересное исследование – в научном журнале «Экономист» (The Economist). Там говорилось, что мы живем в «пост-доверительную» эпоху – то есть, сейчас люди не то чтобы стали полностью лживыми и непорядочными, но как бы порядочными наполовину: в чем-то надежными, а в чем-то – нет. Особенно это касается политиков, публичных людей – которые иногда могут сказать правду, а иногда солгать, на которых трудно полагаться.

 

Имам Муслим передает следующий хадис на эту же тему, на тему доверия и надежности – от Абу Саида аль-Худри:

 

«Воистину, одним из наихудших людей по своему положению пред Аллахом в День воскресения будет тот, кто вступает в интимную связь со своей супругой, а затем разглашает другим ее секреты».

 

В наше время сделать подобное – как раскрыть окружающим какие-то интимные моменты своей жизни – стало, к сожалению, так легко, как никогда. Благодаря интернету, социальным сетям у людей почти не осталось личной жизни, все знают все обо всех, вплоть до самых интимных семейных подробностей.

 

Когда Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Всевышний) был при смерти – а мы знаем, что он был тяжело ранен преступником, но все-таки прожил еще какое-то время после этого, то он произнес: «Если бы Абу Убайда ибн Джаррах был жив, то я бы назначил его халифом после меня. А если мой Господь спросил бы меня – почему я это сделал, я ответил: потому что он был надежным с Аллахом и с Его Посланником». Но поскольку Абу Убайда уже скончался к тому времени, то Умару пришлось назначить совет из шести самых достойных сподвижников, которые должны были избрать из своей среды будущего халифа.

 

Абдуллах ибн Шакик передает, что он однажды спросил у Аиши (да будет доволен ей Всевышний), кто из сподвижников был наиболее любим для Пророка (мир ему и благословение)? И она ответила: «Абу Бакр». Он спросил: «А кто потом?», она ответила: «Умар». Он спросил: «А потом?». Она ответила: «Абу Убайда ибн аль-Джаррах». Он спросил: «А потом?» Она промолчала (ат-Тирмизи).

 

В другом сообщении рассказывается, что когда Абу Убайда вместе с другими мусульманами совершил хиджру в Медину, он стал побратимом или названным братом сподвижника Абу Тальхи аль-Ансари – поскольку Пророк (мир ему и благословение) велел мухаджирам и ансарам побрататься после хиджры.

 

Когда Пророк (мир ему и благословение) скончался, и сподвижники собрались под навесом – Бану Сакифа, возник спор между ансарами и мухаджирами, из чьей среды нужно выбрать халифа? Абу Бакр (да будет доволен им Всевышний) – который пришел к собравшимся вместе с Умаром и Абу Убайдой - напомнил им о достоинствах и преимуществе мухаджиров – что они все-таки были первыми, кто принял ислам и переносил все тяготы ранних времен ислама, а потом сказал: «Я согласен, чтобы халифом для вас стал один из тех двоих – и указал на Умара ибн Хаттаба и Абу Убайду ибн аль-Джарраха». Однако Умару не понравилось такое решение, и он, обернувшись к Абу Бакру, сказал: «О, Абу Бакр, дай мне руку» - и затем пожал ему руку в знак того, что присягает ему на верность как халифу, после чего остальные последовали его примеру.

 

Из этого рассказа мы видим, что Абу Убайда был – в некотором смысле – почти на том же уровне, что Абу Бакр и Умар, и вполне был достоин того, чтобы стать халифом мусульман (другое дело, что он по своей скромности никогда не помышлял об этом и не стремился к этому). При этом Абу Убайда был из простой семьи и не принадлежал к арабской аристократии – к знатным и влиятельным семьям курайшитов (еще по этой причине мы почти ничего не знаем о нем и его семье до принятия им ислама). Так что своей известностью и высоким положением среди мусульман он был обязан своим замечательным качествам и своим усердием на пути Всевышнего.

 

Как мы уже упомянули, он был доблестным воином – принимал участие во всех сражениях, которые вел Пророк (мир ему и благословение) – от битвы при Бадре до битвы при Ухуде и взятия Мекки.

 

Во время битвы при Бадре, как передается, Абу Убейда был вынужден сражаться со своим собственным отцом Абдуллой ибн аль-Джаррахом. Абу Убейда всячески избегал встречи с ним на поле боя, но отец все время преследовал его и был преградой между ним и противником, так что в конце концов Абу Убейда был вынужден убить собственного отца. После этого он очень переживал, так что по этому поводу был ниспослан известный аят:

 

ا تَجِدُ قَوْمًا يُؤْمِنُونَ بِاللَّهِ وَالْيَوْمِ الْآخِرِ يُوَادُّونَ مَنْ حَادَّ اللَّهَ وَرَسُولَهُ وَلَوْ كَانُوا آبَاءهُمْ أَوْ أَبْنَاءهُمْ أَوْ إِخْوَانَهُمْ أَوْ عَشِيرَتَهُمْ أُوْلَئِكَ كَتَبَ فِي قُلُوبِهِمُ الْإِيمَانَ وَأَيَّدَهُم بِرُوحٍ مِّنْهُ وَيُدْخِلُهُمْ جَنَّاتٍ تَجْرِي مِن تَحْتِهَا الْأَنْهَارُ خَالِدِينَ فِيهَا رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُمْ وَرَضُوا عَنْهُ أُوْلَئِكَ حِزْبُ اللَّهِ أَلَا إِنَّ حِزْبَ اللَّهِ هُمُ الْمُفْلِحُونَ

«Среди тех, кто верует в Аллаха и в Последний день, ты не найдешь людей, которые любили бы тех, кто враждует с Аллахом и Его Посланником, даже если это будут их отцы, сыновья, братья или родственники. Аллах начертал в их сердцах веру и укрепил их духом от Него. Он введет их в Райские сады, в которых текут реки, и они пребудут там вечно. Аллах доволен ими, и они довольны Им. Они являются партией Аллаха. Воистину, партия Аллаха - это преуспевшие» (сура Муджадала, 58:22).

 

Джабир (да будет доволен им Всевышний) передает, что однажды Пророк (мир ему и благословение) отправил его вместе с Абу Убейдой и другими сподвижниками в поход, где они должны были преследовать караван курайшитов – этот поход впоследствии получил название «аль-хабат» (борьба, трудность). Абу Убайда был назначен амиром, предводителем этого отряда. При этом у мусульман с собой из провизии был только небольшой мешок с финиками. И Абу Убейда раздавал каждому из воинов только по одному финику в день. Джабир передает, что в течение дня они понемногу сосали этот финик – как дети сосут еду, когда еще не могут жевать, а затем запивали его водой. Когда финики подошли к концу, они вынуждены были собирать сухие листья с деревьев, размачивать их в воде и есть их, поскольку они были в пустынной местности, где не было иной пищи.

 

Через какое-то время они вышли на морской берег, где увидели какой-то огромный предмет – подобный горе – перед собой. Это была туша огромного кита, который погиб, и был выброшен на берег. Что было делать? Ведь если это животное, и оно умерло своей смертью, оно запрещено в пищу, его есть нельзя (даже если оно дозволено само по себе). Но Абу Убейда подумал и сказал остальным, что Пророк (мир ему и благословение) говорил, что, когда человек находится на пути Аллаха, притом еще в крайней нужде и страдает от голода, для него запретная пища становится дозволенной. И участники этого похода рассказывают, что этот кит был настолько огромен, что триста воинов питались его мясом в течение месяца, пока они находились в этом походе. Когда кит был съеден, мусульмане взяли одно из его ребер и поставили на землю – оказалось, что человек верхом на лошади мог проехать в образовавшийся проем, а в его глазнице – глазной впадине его черепа – могли разместиться одновременно тридцать человек! Оставшееся мясо засушили – поскольку было очень жарко и взяли с собой в обратную дорогу.

 

Когда они вернулись обратно в Медину и рассказали об этом Пророку (мир ему и благословение), он сказал, что этот кит – это дар Всевышнего, который Он послал участникам похода, чтобы они могли не умереть от голода. Затем он спросил у них – не осталось ли у них этого мяса, чтобы и он мог его попробовать? Они отдали ему часть мяса, и он ел его – отсюда некоторые факихи делают вывод, что мясо кита дозволено (хотя ученые ханафитского мазхаба считают дозволенной из морских животных только рыбу, остальных морских обитателей – как осьминогов или кальмаров, а также китов – запрещенными в пищу).

 

Больше всего мы знаем о подвигах Абу Убейды во время завоевания Шама (Сирии, Палестины, Ливана, Иордании). Подробный рассказ об этом потребует отдельной лекции, поэтому будем говорить коротко.

 

Сначала отметим, что столкновения мусульман и византийцев (которых обычно принято называть римлянами – хотя это были греки), начались еще при жизни Пророка (мир ему и благословение). Были организованы две экспедиции – одно боевое столкновение произошло в 629 году н.э. (8-й год хиджры). Это т.н. битва при Мута (она произошла на территории современной Иордании).

 

В то время Пророк (мир ему и благословение) отправил с аль-Харисом ибн Умайром аль-Азди письмо к царю города Бусры с приглашением принять ислам. Бусра в то время подчинялась Византии. В области Балка посол Пророка был задержан и убит местным правителем. В ответ на это оскорбление его посла Пророк (мир ему и благословение) отправил в эту местность три тысячи воинов под командованием Зейда ибн аль-Харисы. Также было сказано, что в случае гибели Зейда командование перейдёт к Джафару ибн Абу Талибу, в случае смерти Джафара — к Абдуллаху ибн Равахе, и действительно, все трое погибли в этом сражении. После гибели трех предводителей командование по решению мусульман перешло к Халиду ибн аль-Валиду, который сумел вывести армию из битвы с наименьшими потерями (мусульмане нанесли войскам византийцев, а также местным арабам, сражавшимся на их стороне, ущерб, но потом им пришлось отступить). За храбрость, проявленную в сражении, Халид удостоился прозвища Сайфуллах – Меч Аллаха, по преданию в тот день в его руках сломалось девять мечей.

 

На следующий (9-й) год состоялся поход на город Табук. Византийский император Ираклий, обеспокоенный растущим могуществом мусульман, собрал огромную армию в сто тысяч воинов, которые двинулись в сторону Табука. Мусульмане в количестве тридцати тысяч человек вышли им навстречу и заняли этот город без боя. Затем они остались там, поджидая армию противника, но они так и не подошли к городу. Так что фактически битва была выиграна без боя. После этого похода многие арабские племена оставили Византию и перешли на сторону мусульман.

 

После того, как Пророк (мир ему и благословение) оставил этот мир, и халифом стал Абу Бакр (да будет доволен им Всевышний), ему вначале пришлось иметь дело с племенами арабов-вероотступников, которых нужно было привести к покорности новому правителю. После этого мусульмане начали завоевание соседних с Аравией территорий – прежде всего, Сирии и Палестины. Как мы помним, в то время на Ближнем Востоке господствовали две основные силы – Персидская и Византийская империи, которые соперничали между собой за власть (их многолетнее противостояние ослабило эти две державы, что и помогло мусульманам впоследствии одержать над ними сокрушительные победы).

 

Были сформированы четыре армии, которые должны были действовать в разных частях Сирии и Палестины. Первой была армии Абу Убайды ибн аль-Джарраха, второй - Язида ибн Абу Суфьяна, сына того самого Абу Суфьяна, предводителя мекканцев, бывшего язычника. Третью возглавил Амр ибн аль-Ас и четвертую - Шурахбиль ибн Хасан. Общее руководство всеми четырьмя армиями было поручено Абу Убайде. Каждый должен был отправиться в свою часть Шама. Абу Убейде досталось направление в сторону Хомса (в Сирии). Язид отправился в сторону Дамаска, Шурахбиль – в Иорданию, Амр отправился в сторону Палестины и Египта. Незадолго до своей смерти Абу Бакр также сказал Халиду ибн Валиду, чтобы он со своим войском отправился из Ирака в сторону Шама и принял бы верховное командование на себя. Затем Абу Бакр скончался – как мы помним, его правление продолжалось очень недолго, всего два года с небольшим – и халифат перешел к Умару (да будет доволен ими обоими Всевышний).

 

Умар начал с того, что написал письмо Абу Убайде, где сообщил ему, что он вновь назначается амиром, главнокомандующим всеми армиями вместо Халида (Халид должен был остаться при нем, но в качестве его подчиненного). Это было в 13-м году по хиджре. Однако, Абу Убайда попросил Умара, чтобы это решение до поры до времени не было известно Халиду. Есть разные мнения, когда конкретно халиф принял такое решение – перед взятием Дамаска или перед битвой при Ярмуке.

 

Но так или иначе, Абу Убайда сообщил Халиду о своем назначении не раньше, чем мусульманская армия под командованием Халида одержала решительную победу при Ярмуке, и византийцы отступили. Только тогда Абу Убайда отдал Халиду письмо халифа. Прочитав его, Халид воскликнул: «Да помилует тебя Аллах, о Абу Убайда! Что удержало тебя от того, чтобы сообщить мне об этом раньше – как только ты получил это письмо?». Абу Убайда ответил, что опасался смены командира перед решающим сражением – когда это плохо могло сказаться на исходе битвы, и добавил: «Мы не стремимся к власти и возвышению в этом мире, этот мир – не наша цель, ибо мы все – братья ради довольства Аллаха». И только тогда Абу Убайда стал главнокомандующим всеми мусульманскими армиями в Сирии. При этом он всегда оставался скромным и непритязательным, что его трудно было отличить от рядового воина.

 

Когда Абу Убайда узнал, что люди в Сирии приветствуют его назначение, называя его «амиром всех амиров - амируль-умара», он собрал их и обратился к ним со следующим заявлением:

 

«О, люди, поистине, я мусульманин из племени курайш. И я последую за любым из вас – какого бы цвета ни была его кожа, светлой или темной, если он окажется более богобоязненным и праведным, чем я».

 

Здесь он полностью последовал наставлению Пророка (мир ему и благословение), который сказал, что среди мусульман нет преимущества у белого перед черным, и у черного перед белым, кроме как в богобоязненности.

 

После побед в Сирии Амр ибн аль-Ас (да будет доволен им Всевышний) осадил Иерусалим. Заметим здесь, что далеко не все территории в Шаме (и вообще, на Ближнем Востоке) были захвачены в результате сражений, многие сдавались без боя. Примерно таким же образом произошло и в Иерусалиме. Патриарх Софроний, который управлял этим городом, сказал, что согласен сдать город мусульманам без боя, если к нему приедет сам халиф мусульман для подписания условий сдачи города. Абу Убайда написал Умару, что византийцы согласны сдать город только самому халифу напрямую, и Умар без промедления приехал в Шам (это произошло в апреле 637 года н.э.).

 

Наверное, многие знают эту историю – что халиф прибыл в город практически без свиты, очень просто одетый - в заплатанной старой одежде. Более того, поскольку он и его слуга ехали по очереди на одном и том же верховом животном (и когда они подъезжали к городу, была как раз очередь слуги ехать верхом, а халиф шел пешком), то патриарх и его свита, которые вышли навстречу халифу, решили, что тот, кто едет верхом, и есть сам халиф. Затем патриарх предложил халифу совершить молитву в центральном христианском храме, но он отказался, сказав, что опасается, что после его смерти мусульмане посчитают, что теперь они имеют право отобрать эту церковь у христиан (раз в ней молился сам халиф), и помолился рядом с ней. 

 

Когда Умар прибыл в Сирию, в ставку главнокомандующего Абу Убайды, он спросил у присутствующих: «Где же мой брат?». Его спросили: «Кто твой брат?» – «Это Абу Убайда ибн аль-Джаррах», – ответил халиф. Абу Убайда вышел навстречу халифу, и они обнялись. Отсюда мы видим, насколько сильно Умар любил Абу Убайду. Затем халиф захотел посмотреть, как живет его наместник, предводитель всей огромной армии мусульман. Но когда он вошел в жилище Абу Убайды, там не было ничего, кроме его меча, щита и седла. Умар удивился: «Почему же ты не взял себе что-то еще – хотя бы из самых необходимых вещей?» – «Пусть мое место обитания, мое жилище, будет напоминать мне место моего окончательного упокоения, куда мы все когда-то придем (то есть, могилу), ответил Абу Убайда.

 

В другой версии этого рассказа говорится, что халиф попросил Абу Убайду показать ему, где он живет. Абу Убайда долго отнекивался, предлагая пойти в иное место – говоря халифу, что увиденное в его доме может его расстроить. Когда они все-таки пришли в дом к Абу Убайде, халиф был поражен тем, что у него в доме практически ничего не было – кроме коврика для спанья, кувшина для умывания и металлического блюда для еды. «Ты же амир, правитель – чем же ты питаешься?», – спросил халиф. Абу Убайда показал блюдо, на котором было несколько кусочков черствого хлеба. Халиф не мог удержаться от слез, видя такую поразительную бедность и скромность. «Я же говорил тебе, что ты будешь расстраиваться», - заметил Абу Убейда. В ответ халиф воскликнул:

 

«Дунья (земной мир) изменила всех нас, кроме тебя, о, Абу Убайда!»

 

Притом мы знаем, что сам Умар (да будет доволен им Всевышний) жил чрезвычайно скромно: он мог спать на голой земле, одеваться в заплатанную одежду, ходить по городу без всякой свиты – так что приезжающие к нему послы других государств вообще могли не понять, что перед ними правитель огромной страны. Тем не менее, Абу Убайда превзошел даже халифа по своей скромности. Эту историю передает имам Абу Дауд в своем «Сунане» - что халиф сказал про Абу Убайду: это и есть истинный зухд (аскетизм). Не зухд бедняка, человека, у которого и вправду ничего нет, но зухд человека, у которого есть возможность жить богато и роскошно, а он, тем не менее, от всего отказывается.

 

Передается, что однажды Умар отправил Абу Убайде четыре тысячи дирхамов и четыреста динаров, а тому человеку, которому было поручено отвезти ему эти деньги, велел посмотреть, что он будет делать с полученной суммой. Абу Убайда без промедления раздал эти деньги нуждающимся в качестве милостыни. Затем Умар послал практически аналогичную сумму Муазу ибн Джабалю, который поступил таким же образом – оставив себе какую-то малость, поскольку его жена сказала, что им нужно оставить себе хотя бы немного денег (хотя он намеревался также раздать все деньги). Когда Умару доложили о поступке Абу Убайды и Муаза, он воскликнул: «Хвала Всевышнему, что Он даровал мусульманам тех, кто совершает подобные поступки!» (таких замечательных людей).

 

Также мы знаем, что Абу Убайда – когда не выходил в сражения, занимался тем, что он умел копать могилы для мусульман, это было его занятие. Передается у имамов Ахмада и Байхаки от Ибн Аббаса (да будет доволен им Всевышний), что когда Пророк (мир ему и благословение) скончался, нужно было выкопать ему могилу. Этим занялись два человека – это Абу Убайда, который выкопал собственно яму, саму могилу, и Абу Тальха – который сделал внутри могилы ляхад, такую нишу, куда укладывается тело умершего.

 

Что до его внешности – то Абу Убайду (да будет доволен им Всевышний) описывают как высокого человека с худощавым лицом, редкой бородой и двумя сломанными зубами.  В иное время это могло показаться недостатком, но в данном случае все мусульмане завидовали его сломанным зубам – поскольку он лишился их очень почетным образом. Эту историю передает Аиша (да будет доволен ею Всевышний) – от своего отца Абу Бакра (да будет доволен им Всевышний).

 

Абу Бакр (да будет доволен им Всевышний) рассказывал, что во время сражения при Ухуде, когда многие мусульмане оставили Пророка (мир ему и благословение), Абу Убайда вместе с еще несколькими сподвижниками стояли вокруг Пророка, защищая его от копий и стрел язычников. После битвы оказалось, что у Мухаммада (мир ему и благословение) выбит зуб, а в его щеку вонзилось два кольца от его кольчуги. Абу Бакр рассказывает, что он и Абу Убейда наперегонки бросились к Пророку (мир ему и благословение), чтобы самим вытащить эти кольца из его щеки. Абу Убайда подбежал первым, воскликнув: «О, Абу Бакр, оставь это дело мне! Я хочу вытащить это у Посланника Аллаха!» И Абу Бакр уступил ему эту честь. Абу Убайда вытащил эти кольца своими передними зубами, в результате чего сломал свои зубы (а вы представляете себе, как это было больно, тогда же не было никакого обезболивания). Изо рта Абу Убайды потекла кровь, и его кровь смешалась с кровью Пророка (мир ему и благословение). После чего Абу Бакр говорил о нем: «Из всех беззубых Абу Убайда был лучшим». Как мы сказали, люди завидовали Абу Убайде, видя его лишившимся передних зубов, поскольку это напоминало им о той жертве, которую он принес ради любви к Пророку (мир ему и благословение).

 

Как мы уже сказали, у Абу Убайды был замечательный нрав: он был очень терпеливым и очень скромным (что даже халиф Умар – который сам славился своей простотой и непритязательностью – восхищался этим его качеством).

 

Как мы уже упомянули, Абу Убайда скончался, будучи в расцвете сил, во время эпидемии чумы, которая разразилась в то время в Шаме (это было в 18-м году хиджры). Центром заражения оказалась деревня под названием Амвас в Палестине.

 

Имам Бухари передается от Ибн Аббаса (да будет доволен им Всевышний), что в то время Умар как раз собрался поехать в Шам посмотреть состояние дел в своей армии. Он достиг места, которое называется Сарх – на границе Хиджаза, где оканчивались земли Аравии и начинались территории, называемые Шам. Здесь он встретился с командующими своими армиями – с Абу Убайдой ибн аль-Джаррахом и остальными командирами. Они предупредили его, что в Шаме началась эпидемия чумы (Заметим, что незадолго до этого в Медине случилась сильная засуха, так что люди страдали от голода, так что положение в халифате было сложным).

 

Когда Умару сообщили, что в Шаме началась эпидемия чумы, надо было решить – вернуться обратно в Медину или продолжать путь в Шам. Он собрал представителей мухаджиров, которые были с ним, и они давали противоречивые советы – кто-то говорил, что нужно ехать дальше, кто-то – что нужно возвращаться обратно. Он пригласил для совета ансаров – и они также давали разные советы. Тогда Умар сказал, чтобы к нему пригласили шейхов из курайшитов (самых первых мусульман из мухаджиров) – и они сказали единодушно, что халифу и его войску необходимо возвращаться обратно, чтобы в зону эпидемии не попали бы новые люди (и она бы благодаря им не стала распространяться далее). Тогда Умар обратился к собравшимся с заявлением, что он покидает эти места и возвращается обратно на следующее утро.

 

На что Абу Убайда сказал ему: «Ты хочешь уйти от предписанного Аллахом (от кадара Аллаха)?» На что Умар возразил ему: «Мы уходим от одного предопределения Аллаха к другому предопределению Аллаха». Ведь никто не знает, что является предписанным Всевышним для нас – пока это не произойдет с нами. И что бы мы ни выбрали, какой бы выбор мы ни сделали - и то, и другое является кадаром Аллаха, тем, что заранее было Ему известно о нас, ведь ничто не происходит само собой, без Его воли. Так что все, что мы делаем – это и есть предопределение Аллаха. 

 

Тогда вперед выступил Абдуррахман ибн Ауф, который сказал, что он слышал, как Посланник Всевышнего (мир ему и благословение) сказал:

 

«Если вы узнали, что в каком-то месте разразилась чума, не заходите туда. А если вы уже находитесь в том месте, где началась чума, наоборот, не покидайте его».

 

И это очень мудрый совет – исходя даже из знаний современной медицины: если человек уже оказался в зоне эпидемии, то ему нельзя покидать это место, поскольку кто знает – возможно, он уже заболел, просто еще этого не почувствовал, так что он может заразить других людей. А если он знает, что где-то началась эпидемия заразной болезни, ему нельзя заходить туда, чтобы не заразиться самому и не привезти эту болезнь обратно в свою местность.

 

Тогда – в тот момент, который мы описываем – халиф Умар вернулся обратно в Медину, а Абу Убайда отправился в Шам. Тем не менее, через какое-то время халиф написал ему письмо, где приказывал ему немедленно прибыть в Медину – якобы для рассмотрения какого-то важного дела (а на самом деле желая спасти его от эпидемии): «Если это письмо достигнет тебя утром, не жди вечера, а сразу отправляйся в путь. Если же ты получишь его вечером, то не жди утра, а выезжай сразу же по получении».

 

Абу Убайда, разумеется, был очень умным человеком и сразу разгадал замысел халифа – что тот просто желает защитить его от эпидемии. Так что он написал ему в ответ: «Я получил твое письмо, о, повелитель правоверных. И я понял твое намерение. Но я нахожусь здесь с армией мусульман. Так что должно произойти с ними, пусть произойдет также и со мной, что должно постигнуть их, пусть постигнет и меня. Пожалуйста, не заставляй меня покидать их, освободи меня от своего приказания».

 

Когда Умар получил ответ Абу Убайды, он заплакал. Люди спросили его: «Что, Абу Убайда скончался?». Халиф ответил: «Нет, но он уже близок к смерти».

 

Вместе с Абу Убайдой в той местности – как мы уже говорили, это была деревня Амвас в Палестине, была армия мусульман численностью в тридцать шесть тысяч человек. Но лишь шести тысячам из них удалось выжить в этой страшной эпидемии. Имам Захаби описывает это происшествие – что вначале, когда эпидемия только началась, Абу Убайда и его семья оставались невредимыми, не будучи затронутыми болезнью. Но Абу Убайду вовсе не радовал этот факт – что он остается здоровым, когда его товарищи болеют и умирают. Он обратился к Всевышнему со следующим дуа: «О, Аллах, где же доля Абу Убайды?» (ведь, как мы знаем, человек, умерший от чумы, приравнивается к шахидам, погибшим за веру). И через некоторое время он обнаружил у себя признаки болезни.

 

Имам Табарани рассказывает, что когда эпидемия начала набирать силу, Абу Убайда обратился к собравшимся в мечети со следующей проповедью: «О, люди, помните – что эти трудности, через которые вы сейчас проходите, являются милостью Всевышнего для вас. Многие праведники и пророки проходили через подобные испытания, через которые сейчас проходите вы». После этого он сделал дуа – которое мы привели выше, что он также хочет удостоиться этой участи, и через какое-то время почувствовал себя больным.

 

Когда Абу Убайда заболел, он попросил Муаза ибн Джабаля стать вместо него имамом в молитве. И когда он скончался – это произошло в 18-м году по хиджре, Муаз возглавил погребальный намаз по нему, после чего обратился к собравшимся со следующими словами:

 

«О, мусульмане, вас постигло огромное горе в связи с кончиной этого человека. Клянусь Аллахом, что за всю свою жизнь я не видел более порядочного и чистосердечного человека. Он был крайне далёк до того, чтобы ненавидеть кого-либо или причинить кому-то даже малейшее зло. Никто не был так искренен с людьми и со Всевышним. Молитесь же о ниспослании ему милости, и Аллах смилостивится над вами».

 

Сам Абу Убайда (да будет доволен им Всевышний) незадолго до смерти обратился к людям со следующим завещанием:

 

«Я обращаюсь к вам с заветом, который принесёт вам постоянное благополучие, если вы его примете: совершайте же намаз, соблюдайте пост в течение месяца Рамадана, совершайте большое и малое паломничество (хадж и умру), совещайтесь между собой в любых вопросах, будьте искренними с вашими правителями и не обманывайте их, не увлекайтесь мирской жизнью. Даже если человек проживёт тысячу лет, то и в этом случае его всё равно ждёт кончина, как вы это сейчас видите... Мир вам и милость Аллаха!»

 

Абу Убайда был погребен в местности Амт, в Иордании (это на северо-западе от Аммана, столицы Иордании).

 

Мы просим Всевышнего даровать ему высшее место в Раю, поскольку именно о нем и о подобных ему было сказано: «Аллах доволен ими, и они довольны Им». Мы молим Его даровать нам возможность подражать этому замечательному человеку.

АВТОР ЦИКЛА
Маджлисы по тасаввуфу
Абдур-Рахман ибн Юсуф Мангера
Автор:
АБДУР-РАХМАН ИБН ЮСУФ МАНГЕРА
Шейх
Урок вышел:среда
Новый урок:среда
Список уроков