Циклы Авторы Сортировка
Image
Маджлис 146. Зубайр ибн аль-Аввам – ближайший друг Пророка (мир ему и благословение)
Мы продолжаем серию лекций, посвященных сподвижникам, которые получили благую весть о Рае еще при жи...
279
21 апреля, 21

Маджлис 146. Зубайр ибн аль-Аввам – ближайший друг Пророка (мир ему и благословение)

279
21 апреля, 21

Альхамдулилляхи Раббиль-алямин.

Ва ссаляту ва ссаляму аля саидиль-мурсалин ва аля алихи ва сахбихи ва барака ва салляма таслиман касиран иля йаумиддин.

Амма баад…

 

Дорогие братья и сестры, рад вас всех снова видеть. Пусть так же, как Всевышний собрал нас здесь, пусть Он соберет нас в всех в Раю…

 

Мы продолжаем серию лекций, посвященных сподвижникам, которые получили благую весть о Рае еще при жизни – о т.н. ашара мубашара.

 

Итак, мы говорили о десяти сподвижниках, обрадованных Раем уже при жизни. Вот их имена:

 

«Абу Бакр в Раю, Умар в Раю, Усман в Раю, Али в Раю, Тальха ибн Убайдуллах в Раю, аз-Зубайр ибн аль-Аввам в Раю, Абдур-Рахман ибн Ауф в Раю, Са’д ибн Абу Ваккас в Раю, Саид ибн Зайд. в Раю и Абу Убайда ибн аль-Джаррах в Раю» (Этот хадис приводят Ахмад, ат-Тирмизи, Ибн Маджа).

 

Конечно, мы не сможем достичь такого же уровня, который был у этих людей – но, тем не менее, нам следует брать пример с качеств этих людей, чтобы также удостоиться Рая.

 

Мы уже говорили про Абдуррахмана ибн Ауфа, Саада ибн Абу Ваккаса, Тальху ибн Убайдуллаха, Саида ибн Зейда и Абу Убайду ибн аль-Джарраха (да будет доволен ими Всевышний).

 

Сегодня с помощью Всевышнего мы поговорим о Зубейре ибн Авваме (да будет доволен им Всевышний). Его имя на арабском языке пишется как аз-Зубейр, но мы – те, кто не говорим на арабском языке в обычной жизни – имеем обыкновение произносить и писать его как Зубейр. (Помню, у меня был одноклассник – так же, как и я, родом из Пакистана, и его звали Зубейр, и мы уже привыкли его так называть, но через несколько лет он вдруг потребовал, чтобы его называли аз-Зубейр. Хотя и по-английски, и на урду это звучит довольно странно и необычно).

 

Итак, полное имя этого сподвижника было Абу Абдуллах аз-Зубайр ибн аль-Аввам ибн Хувайлид ибн Асад…

 

(Скажу в скобах, что арабы в те дни любили имена с таким агрессивным значением – как Асад (лев), допустим, поскольку арабы разных племен все время воевали друг с другом, и они давали своим сыновьям такие имена, которые должны были внушать страх врагам (женщинам, наоборот, давали имена каких-то красивых животных – как Газаль (газель)).

 

…ибн Абд аль-Узза ибн Кусай ибн Киляб. Таким образом род Зубейра был связан с родом Пророка (мир ему и благословение) – через предка по имена Кусай ибн Киляб.

 

Зубейр был одним из первых сподвижников, принявших ислам – одним из десяти, как передается. Возможно, даже четвертым или пятым – после Абу Бакра ас-Сиддика (да будет доволен им Всевышний). Историк Ибн Исхак передает – как я это уже упоминал, – что именно Абу Бакр способствовал обращению в ислам таких сподвижников как Зубейр ибн Аввам, Усман ибн Аффан, Тальха ибн Убайдуллах, Абдуррахман ибн Ауф и Саад ибн Абу Ваккас (то есть, как мы видим, почти всех сподвижников из ашара мубашара). Позже Пророк (мир ему и благословение) сказал, что все сподвижники, кому Абу Бакр помог принять ислам, стали особенно близкими ему людьми и особенно избранными Всевышним.

 

Сейчас – в связи с этим – мне вспомнился хадис, где говорится, что когда человек умирает, все его благие дела прекращаются (поскольку он не может больше совершать каких-то физических действий, у него нет физической оболочки, нет тела), кроме трех дел. И одно из них – это милостыня, помощь другим людям, которая будет приносить им пользу еще долгое время (т.н. садака джария). Второе дело – это знания, которые человек помогал распространять. И третье – это праведные дети, которые будут молиться за вас. Абу Бакр (да будет доволен им Всевышний) получает вознаграждение за все три перечисленные благие дела. Поскольку он и знания распространял, и людям помогал, и оставил после себя множество людей, которые до сих пор поминают его в молитвах (и это не только его кровные родственники, но и люди, которым он помог прийти в ислам).

 

Так что и нам нужно стараться сейчас вкладывать силы, время, средства – у кого какая возможность есть, в подобные благие дела, поскольку это самые лучшие «инвестиции», вложения (чем вложения в какой-то прибыльный бизнес, допустим). В частности, нам следует заботиться о правильном воспитании своих детей – чтобы они стали не только преуспевающими людьми в этой жизни, но и могли молиться за нас. Я, кажется, уже упоминал об этом – у нас в семье есть традиция читать Коран для наших умерших родственников, чтобы наши дети видели это и потом, после нашей смерти также продолжали делать это для нас. Также мы стараемся вспоминать о наших покойных родных, когда даем садака, чтобы вознаграждение за это достигло их. Создавайте подобные традиции в своих семьях, чтобы ваши дети потом делали это для вас.

 

Зубейр ибн Аввам происходил из замечательной семьи, так что нечего удивляться, что он вырос таким великим человеком. Его матерью была Сафия бинт Абдуль-Муталлиб, тетушка Пророка (мир ему и благословение), сестра его отца (так что Зубейр был двоюродным братом Пророку).

 

Она была замечательной женщиной – в частности, про нее известно, что она вместе с некоторыми другими женщинами присутствовала во время битвы при Ухуде, где она подносила на поле боя воду раненым, поила жаждущих воинов, точила стрелы и готовила к стрельбе луки.

 

Когда же Сафийа увидела, что ряды мусульман поредели, а рядом с Пророком осталась горстка бойцов, что язычники вот-вот прорвутся к Посланнику и покончат с ним, то бросила сосуд с водой на землю, придя в ярость. Вырвав копьё из рук одного из отступающих, Сафийа бросилась вперёд, круша ряды, нанося удары остриём меча, крича мусульманам:

 

— Горе вам! Вы бросили Посланника Аллаха и не смогли защитить его!

 

Во время Битвы у рва (хандак), она убила вражеского разведчика, который попытался напасть на женщин и детей, которые остались в городе, в то время как все мужчины ушли сражаться.

 

Отец Зубейра Аввам ибн Хувайлид рано умер, так что матери пришлось воспитывать мальчика одной. Передается, что она старалась, чтобы он научился всем боевым искусствам, которые было положено знать мужчине в то время – верховой езде, стрельбе из лука, владению мечом и иным оружием. Если она видела, что он уклоняется от занятий, он наказывала сына – даже иногда слишком сурово. Кто-то из родных однажды заметил ей, что она слишком сильно бьет сына, но она сказала, что хочет, чтобы он вырос сильным и не изнеженным человеком.

 

Жена Зубайра также была замечательной женщиной – это была Асма бинт Абу Бакр, сестра Аиши (да будет доволен ими Всевышний), супруги Пророка (мир ему и благословение). Их первым сыном был Абдуллах ибн Зубейр, который, как мы помним, был первым мальчиком, родившимся в мусульманской общине после переселения в Медину (до этого у мусульман рождались только девочки, так что их враги пустили слух, что теперь у них больше не будет мальчиков). Когда Абдуллах родился, его принесли к Пророку (мир ему и благословение), и он сделал ребенку тахник – разжевал финик и положил ему в рот.

 

Сама Асма прожила более ста лет, и ей пришлось стать свидетельницей гибели своего сына Абдуллаха ибн Зубейра, который провозгласил себя правителем во время халифа Абдуль-Малика ибн Марвана и был убит в сражении с войском Хаджаджа ибн Юсуфа (наместника халифа Абдуль-Малика).

 

После женитьбы Зубайра на Асме Абу Бакр ас-Сиддик (да будет доволен ими всеми Всевышний) стал тестем Зубейра, то есть, также родственником по жене (в течение жизни у Зубайра было еще несколько жен, когда он умер, у него осталось четыре жены). Если интересно, вот имена его сыновей: Абдуллах – имя его первого сына, это самое хорошее имя, как передается из хадисов, Урва, Мунзир, Асим, Мухаджир, Хадиджатуль-Кубра (старшая Хадиджа), Уммуль-Хасан, Аиша. Все эти восемь детей были рождены от Асмы (да будет доволен ею Всевышний). Потом родились Халид, Амр, Хабиба, Сауда, Хинд – от женщины по имени Уммуль-Халид. Потом у него родились Мусаб, Хамза и Рамля – их матерью была Рабаб бинт Унейф. И еще Убейда и Джафар – их матерью была Зейнаб. Итого восемнадцать детей. Девятнадцатым ребенком была Зейнаб. Ее матерью была Умм Кульсум. И двадцатым ребенком была Хадиджа ас-Сугра – младшая Хадиджа. Ее матерью была Халяль бинт Кайс. Как видите, он так любил это имя - Хадиджа, что у него было две дочери с таким именем. То есть, в течение жизни у него было двадцать детей. К концу жизни этот сподвижник стал очень богатым человеком, так что у него были средства, чтобы обеспечить всех жен и детей. Чем больше Всевышний дает нам детей, тем больше посылает пропитания – на них на всех.

 

Когда мы рассказывали про других сподвижников – про Тальху в частности, мы упоминали, что Зубейр входил в число шести сподвижников, которых Умар выбрал в качестве своих возможных преемников, когда уже был при смерти. Они должны были после его смерти избрать халифом кого-то из своей среды. Умар, когда назвал имена этих шести сподвижников, сказал, что он остановился именно на них, поскольку Пророк (мир ему и благословение) к моменту своей смерти был доволен ими всеми, и они были очень близкими ему людьми.

 

Передается, что Зубейр был высоким мужчиной – таким высоким, что когда он садился на лошадь, его ноги касались земли, голубоглазым, со светлой кожей и небольшой бородкой. Как мы выше сказали, он принял ислам одним из первых – пятым или шестым по счету, тогда ему было приблизительно пятнадцать или шестнадцать лет (он родился, как считается, в 594 году по григорианскому календарю – хотя есть мнения, что позже, так что, получается, что он принял ислам в возрасте восьми или двенадцати лет). Через пять лет, примерно в возрасте двадцати (или восемнадцати) лет, он вместе с некоторым числом мусульман совершил переселение в Эфиопию. Вообще, Зубайру пришлось перенести много страданий из-за своей веры. Его дядя – со стороны отца, узнав о том, что он стал мусульманином, относился к нему очень жестоко. В частности, по приказу дяди его заворачивали в циновку, рядом с ним разжигали огонь – так чтобы дым шел в его сторону, и держали так, пока он не начинал задыхаться. Его дядя в это время говорил ему: «Откажись от Господа Мухаммада!» Но Зубейр повторял: «Я никогда не вернусь к неверию!».

 

Вследствие всего этого он вынужден был уехать в Эфиопию на небольшое время, но потом вернулся и после этого никогда больше не покидал Пророка (мир ему и благословение). Он участвовал во всех походах, во всех сражениях – ни разу не было такого, чтобы он остался позади. По своей храбрости он не уступал Али или Хамзе (да будет доволен ими Всевышний) – самым прославленным храбрецам в мусульманской общине.

 

В своем юном возрасте он был первым мужчиной, который обнажил свой меч в Мекке. Как передается, он находился у себя дома, когда прошел слух, что Пророк (мир ему и благословение) убит врагами. Он тут же выскочил из дома – даже не накинув рубашки, полуодетым, как вихрь он пронесся по улицам города с мечом в руке, готовый поразить всех врагов Пророка (мир ему и благословение). Хотя ему самому в то время было около шестнадцати или семнадцати лет. По дороге он встретил Пророка – оказалось, что он жив и здоров, и он, конечно, удивился такому поведению Зубейра: «Что ты делаешь, о Зубейр?». Тот ответил: «О, Посланник Аллаха, я слышал, что тебя убили!». «И что же ты собирался сделать?» – спросил Пророк. «Я бы убил всех твоих врагов и сражался, пока бы сам не погиб» – ответил Зубейр. Тогда Пророк (мир ему и благословение) сделал дуа за него, попросив у Всевышнего, чтобы его меч всегда был победоносным.

 

Помните, что это был совсем мальчик – по разным сообщениям, ему могло быть от двенадцати до пятнадцати лет. Представьте, что вы сейчас увидите подростка с боевым мечом в руках, который уже прекрасно умеет обращаться с оружием. Но тогда мальчиков очень рано начинали учить военному делу, так что подросток в 12-15 лет мог быть уже готовым воином.

 

Амр ибн Мусаб ибн Зубейр – внук Зубейра – передает, что его дедушка сражался рядом с Пророком (мир ему и благословение) уже в возрасте двенадцати лет. Вообще, заметим, что Пророк (мир ему и благословение) не позволял таким мальчикам участвовать в сражениях. Если приходил такой подросток и просил взять его в поход, Пророк (мир ему и благословение) заставлял его бороться с кем-то из воинов – и если он побеждал, тогда он мог присоединиться к сражающимся. Но Зубейр был очень хорошо подготовлен с ранних лет – как мы выше говорили, его мать Сафия заставляла его много упражняться и учиться военному делу. Уже в юном возрасте Зубейр был таким храбрым, что всегда старался находиться в передовом отряде воинов.

 

Ибну Аби з-Зинад передает о случае во время Битвы у рва (хандак). Как мы помним, это сражение обошлось практически без жертв – когда враги увидели ров, который вырыли мусульмане, они растерялись, потому что поняли, что не смогут преодолеть его. Тем более, что внезапно – по воле Всевышнего – поднялся сильный ветер, так что неверующие должны были отступить. Зубейр ибн Аввам в том сражении ударил Усмана ибн Абдуллаха ибн Мугиру (находившегося на другой стороне рва) своим мечом по его шлему. И удар был настолько сильным, что он буквально разрубил врага на части – непосредственно до седла его лошади. Окружающие люди – увидев этот страшный удар, восхитились: «Какой у тебя прекрасный меч, о Зубейр!». Но Зубейру не понравилась эта похвала, и он ответил: «Дело не в мече, но в храбром сердце!».

 

Во время сражении при Ярмуке – которое произошло намного позже, уже после смерти Пророка (мир ему и благословение) (в 636 году н.э.) Зубейр также сильно отличился. Он был одним из самых доблестных воинов, которые принимали участие в сражении. Передается, что он дважды – туда и обратно – буквально прорубался сквозь все ряды армии византийцев, оставшись при этом невредимым. А армия византийцев была очень многочисленной – более сорока тысяч человек. Однако он прошел ее насквозь и вернулся обратно. Его несколько раз ранили в затылок, но раны были неопасные, так что он быстро оправился от них. Вообще, он побывал в стольких сражениях, что все его тело было покрыто шрамами от многочисленных ранений. Кто-то из его потомков передает, что его дети, когда были маленькие, могли поместить палец в какой-то из шрамов на его теле – настолько он был глубоким. Еще передается, что у него на груди было несколько круглых шрамов, которые выглядели словно два глаза.

 

Во время Битвы при Бадре на Зубейре была чалма желтого цвета – и вы, наверное, слышали о том, что в этой битве принимали участие ангелы, на которых также были тюрбаны желтого цвета (так что врагам показалось, что армия мусульман чрезвычайно многочисленная).

 

Умму Урва бинт Джафар, его внучка – передает от своей сестры Аиши, которая передает от своего отца Джафара, а он – от своего отца Зубейра, что во время покорения Мекки, когда мусульмане вошли туда с победой, Пророк (мир ему и благословение) передал Зубейру знамя, которое обычно нес Саад ибн Убада – так что он нес сразу два знамени. И это была очень высокая честь – поскольку знаменосцами в армии обычно выбирают самых храбрых и достойных людей, которым можно доверить знамя. А Зубейр, как мы уже говорили выше, был одним из самых храбрых воинов в мусульманском войске, который всегда старался быть в первых рядах.

 

Абдуллах ибн Зубейр, его сын, передает, что во время битвы у рва он сам был вместе с Умаром ибн Абу Саляма, его поместили вместе с женщинами, чтобы он присматривал за ними и оказал им помощь при необходимости (поскольку Абдуллах тогда был еще совсем мальчиком). Он рассказывает: «И вдруг я увидел своего отца Зубейра, который перемещался взад и вперед на своей лошади – он появлялся и опять исчезал. Он направился в сторону бану Курайза – и потом вернулся. Когда он вернулся, я сказал ему: «О, мой отец, я все время вижу, что ты уходишь и возвращаешься. Что случилось?» Он спросил: «О мой сын, ты видишь меня?» Я ответил, что вижу. Он сказал: «Пророк спросил нас – кто может отправиться к бану Курайза и сообщить нам сведения о том, что они предпринимают, где они находятся и прочее?» (то есть, отправиться в разведку). Я вызвался это сделать, отправился к бану Курайза и привез информацию об их расположении. Тогда Пророк сказал – а он редко выражался подобным образом: «Пусть мои отец и мать станут жертвой за тебя…» (а он редко упоминал обоих родителей таким образом). Так что Зубейр был очень обрадован и взволнован столь ценной похвалой. Это передается у Бухари и Муслима.

 

В другой версии этого сообщении – у имама Ахмада – передается, что Пророк (мир ему и благословение) добавил (к этой похвале Зубейру):

 

«У каждого пророка есть свой хавари – доверенный и ближайший помощник, а у меня таким помощником является аз-Зубейр».

 

В Коране упоминаются хавари – самые близкие помощники пророка Исы (мир ему). Так вот, Пророк назвал таким хавари Зубейра (да будет доволен им Всевышний). А ведь у Пророка было множество ближайших сподвижников – и все они были бы счастливы умереть ради него. Но он назвал таким именем только Зубейра ибн Аввама.

 

Еще одна интересная сторона личности аз-Зубейра (да будет доволен им Всевышний) заключается в том, что он был очень удачливый таджир – бизнесмен, предприниматель. Его состояние к моменту его смерти исчислялось в десятки миллионов динаров (золотых монет)! Он был одним из богатейших людей своего времени. Но при этом он также расходовал огромные суммы ради Аллаха. И он имел обыкновение повторять: «Каждый кто в состоянии иметь урожай со своих добрых дел, пускай делает это». То есть, у каждого человека есть такое поле – в переносном смысле, которое он засеивает добрыми делами, а потом собирает с него урожай – в этой и в будущей жизни. (В начале урока я уже упоминал об этом, что благие дела разного рода - это самые лучшие вложения, инвестиции, которые впоследствии принесут нам много прибыли).

 

Однажды Зубейр продал свой дом (даже не дом, а дворец) – за 600 тысяч динаров – а это было очень дешево, возможно, тот человек не имел лишних денег. И кто-то сказал ему – тебя обманули, ты продешевил. Но Зубейр ответил: «Меня нельзя обмануть – я знаю, как вести дела. Но я сделал это фи сабилиЛЛях – на пути Аллаха». То есть, ради помощи человеку.

 

Также передается, что у Зубейра (да будет доволен им Всевышний) была тысяча рабов – которых он отпускал на заработки, он занимались торговлей и разного рода ремеслами, получали деньги за это. В определенное время они возвращались и отдавали своему хозяину все, что они зарабатывали. Он брал эти деньги и не заходил домой, пока не раздаст их все в виде садака – на помощь неимущим людям.

 

Можете вы себе представить сейчас, что какой-то богатый бизнесмен истратит прибыль от какого-то дела целиком и полностью на пути Аллаха – ради разного рода благих дел? Таких людей сейчас немного – но я знал несколько таких бизнесменов, когда жил в Южной Африке. Они посвящали прибыль от какого-то из своих вложений, своих инвестиций, исключительно на дела ради Всевышнего.  Более того, некоторые из них специально начинали какое-то дело, вкладывали деньги в определенный бизнес именно с целью все, что они получат от него, расходовать ради Аллаха (говоря, что сколько бы прибыли они не получат – три тысячи, пять тысяч, десять тысяч долларов – они ничего из этого не возьмут, но истратят ради довольства Всевышнего). У Зубейра с этой целью работала целая тысяча рабов – все заработки которых он отдавал на благие цели.

 

Казалось, что он был одержим страстью к самопожертвованию, к мученичеству. Его близким другом был Тальха ибн Убайдуллах – другой сподвижник из ашара мубашара. Когда мы говорили о нем, мы упоминали и Зубейра как его ближайшего друга. Это была такая пара неразлучных друзей – как Умар и Абу Бакр, так и Тальха с Зубейром всегда упоминаются рядом (да будет доволен ими Всевышний). И они даже погибли почти в одно и то же время – позже мы расскажем об этом.

 

В рассказе о Тальхе мы упоминали, что он любил называть своих детей именами пророков – как Ибрагим, Исмаил, Исхак, Якуб и другие. Зубейр говорил, что поскольку после пророка Мухаммада (мир ему и благословение) нет других пророков, так что мне больше всего нравится называть своих детей именами первых мучеников ради ислама, именами сподвижников, которые погибли в первые годы ислама. И если я дам своим детям такие имена, возможно, они также станут мучениками на пути Аллаха. Так, своего сына Абдуллаха он назвал в честь Абдуллаха ибн Джахша, Мунзир был назван в честь Мунзира ибн Амра, Урва – в честь Урвы ибн Масуда, Хамза получил свое имя в честь Хамзы ибн Абдуль-Муталлиба, который погиб в сражении при Ухуде, Джафар – в честь Джафара ибн Абу Талиба, брата Али, Мусаб – в честь Мусаба ибн Умейра, Убейда – в честь Убейды ибн Хариса, Халид – в честь Халида ибн Саида, Амр – в честь Амра ибн Саида ибн Аса, который погиб в битве при Ярмуке (пусть Всевышний будет доволен всеми этими сподвижниками).

 

После того, как Усман (да будет доволен им Всевышний) был убит – мы уже обсуждали этот вопрос довольно подробно, между сподвижниками начались разногласия, доходившие до военных столкновений. После гибели Усмана (да будет доволен им Всевышний) Аиша вернулась из Мекки, поскольку она услышала об этом несчастье, она пообщалась с людьми в Медине, и они решили, что необходимо как можно скорее отомстить за гибель халифа. В это же время Али (да будет доволен им Всевышний) был избран халифом – люди принесли ему присягу как своему правителю. И некоторые люди стали требовать у него, чтобы он как можно скорее нашел и покарал убийц Усмана. И как мы помним, Али не хотел делать этого сразу, но решил привести в порядок дела в халифате – которые были несколько запутаны после всей этой смуты, а уж потом искать убийц. Но людям это казалось подозрительным, кое-кто начал распускать слухи, что Али не ищет убийц, поскольку, возможно, он был с ними в сговоре, ему была очень на руку гибель халифа Усмана, и говорить прочие дурные вещи.

 

В частности, Тальха и Зубейр тоже примкнули к этим людям, которые считали, что долг халифа – найти убийц предыдущего халифа. Это было во время умры. После этого они отправились в Басру – с Аишей вместе, чтобы постараться отомстить за кровь Усмана. Это было в тридцать шестом году хиджры. Али (да будет доволен им Всевышний) был очень огорчен, когда увидел, что на стороне его противников оказалась Аиша и его родственник Зубейр (а они были двоюродными братьями, поскольку мать Зубейра и отец Али были братом и сестрой).

 

Так что Али захотел встретиться с Зубейром, чтобы попытаться прекратить эту вражду между ними. И когда они встретились, он первым делом сказал ему: «Зубейр, ты помнишь такой-то день, когда мы с тобой были рядом с Пророком (мир ему и благословение), и он сказал тебе – «о, Зубейр, вы с ним (с Али) когда-то выступите друг против друга, причем, ты будешь притеснителем (то есть, неправым) в этом споре»». То есть, наступит такой день – и довольно скоро, когда ты и Али встанете друг против друга в сражении. И Зубейр подтвердил, что он вспомнил этот случай. И тут же сказал, что он отказывается от всех своих претензий и не собирается воевать с Али.

 

Скажем здесь, что многие из сподвижников тогда постарались воздержаться от сражения, не желая братоубийства. Тем более, было трудно определить, что более прав в этом споре – ведь у всех были благие намерения, Али и его сторонники хотели мира в халифате, но его противники желали возмездия за убийство предыдущего халифа.

 

И тогда кто-то вспомнил слова Пророка (мир ему и благословение) о сподвижнике Аммаре ибн Ясире (да будет доволен им Всевышний), который был на стороне Али, про которого было сказано: «Он будет убит неправой группой». То есть, если Аммар погибнет в сражении, будучи на стороне Али, значит, его противники в самом деле были неправы. Заметим здесь, что так и вышло: Аммар погиб в сражении, что показало правоту Али в этом деле.

 

Абдуррахман ибн Абу Лейля передает, что когда Зубейр оставил войско противников Али, его сын Абдуллах повстречал его на дороге и довольно дерзко обвинил его в трусости – неужели ты струсил? Конечно, это было неподобающее обращение со своим отцом. И Зубейр ответил, что множество людей могут засвидетельствовать, что он никогда ничего не боялся, что он никогда не отказывался от сражения из трусости: «Но Али напомнил мне нечто, что мы с ним слышали от Пророка (мир ему и благословение), так что я поклялся, что не стану воевать против него».

 

Но вот что произошло, когда Зубейр оставил войско, которое собиралось выступить против Али. Там было несколько человек – одного из которых звали Амр ибн Джурмуз, и еще двое по имени Фадаля ибн Хабис и На’ар из бану Тамим. И они решили убить Зубейра – может быть, потому что рассчитывали таким образом сделать приятное Али (думая, что это ему понравится, если погибнет один из его самых сильных противников), может быть, они просто хотели внести смуту в ряды мусульман таким образом. Надо понимать, что вместе с людьми, которые руководствовались благими – хотя и ошибочными – намерениями (как Аиша, как Тальха и Зубейр), в этом войске были лицемеры, которым нравилась эта смута, которые радовались раздору в рядах верующих.

 

Так или иначе, несколько из этих людей с нехорошими намерениями погнались за Зубейром и настигли его в долине Сибаа (в пяти милях от Басры). Есть разные версии относительно гибели Зубейра – кто-то рассказывает, что этот Амр ибн Джурмуз подкараулил Зубейра, когда он спал и предательски убил его в этот момент. Кто-то говорит, что эти три (вышеупомянутых) человека вместе напали на Зубейра, он стал сражаться с ними, но не смог с ними справиться. Но так или иначе, он погиб. Это произошло – по одному из сообщений - во вторник десятого числа месяца Джумадаль-уля в 36-м году хиджры. Согласно этой версии, Зубейру тогда было 77 лет. Есть другие версии – согласно которым он погиб в возрасте пятидесяти с небольшим лет.

 

После убийства Зубейра (да будет доволен им Всевышний) этот Ибн Джурмуз и его двое сообщников привезли Али (да будет доволен им Всевышний) его голову – в доказательство его гибели, и его меч (видимо, рассчитывая на похвалу с его стороны или даже на награду). Когда Али увидел меч Зубейра – а он сразу его узнал, это был знаменитый меч, который был с ним во множестве сражений, он воскликнул: «Этот меч удалил столько трудностей и неприятностей от лица Пророка (мир ему и благословение)!». То есть, Али, разумеется, вовсе не был рад гибели Зубейра, а наоборот, оплакивал его – несмотря на то, что они были противниками в тот момент.

 

Абу Надра передает, что когда голову Зубейра принесли к Али (да будет доволен им Всевышний), он сказал человеку, который принес ее: «О, бедуин, тебе следует пойти и приготовить себе место в адском огне, поскольку Посланник Аллаха передал мне, что тот, кто убьет Зубейра, окажется в адском огне». Ибн Хубейш передает несколько иную версию его слов. Ибн Джурмуз – видимо, осознав то, что он наделал, просил о встрече с Али, чтобы как-то объяснить свой поступок. Но Али велел передать ему: «Обрадуйте человека, убившего сына Сафии (то есть, Зубейра) огнем Ада!». И затем Али (да будет доволен им Всевышний) повторил слова Пророка (мир ему и благословение), которые он сказал про Зубейра – что у каждого пророка был свой хавари - близкий, доверенный человек, а его хавари был Зубейр. То есть, он велел передать Ибн Джурмузу, что он убил не простого человека, а особенного сподвижника – доверенного человека самого Пророка (мир ему и благословение).

 

Передается, что этот Ибн Джурмуз долгие годы мучился чувством вины за то, что он совершил. После гибели Али (да будет доволен им Всевышний) он был еще жив – а Али погиб спустя четыре года после этих событий. И наступил момент, что Абдуллах ибн Зубейр стал правителем большой части мусульманской империи – после окончания правления Муавии и его сына Язида. И тогда Абдуллах назначил своего брата Мусаба наместником в Ираке (где жил Ибн Джурмуз). И узнав об этом – что сын человека, которого он убил, стал наместником области, где он жил, он начал скрываться от него, боясь мести с его стороны. И Мусаб узнал об этом – что где-то поблизости живет человек, убивший его отца, который теперь боится возмездия с его стороны, и велел передать ему: «Скажите этому человеку, что он в безопасности. Неужели он думает, что я убью его за (убийство) отца Абдуллаха ибн Зубейра? В этом не будет пользы – это не равная замена». То есть, он хотел сказать, что смерть убийцы отца Абдуллаха (и его отца) никак не сможет исправить гибель такого великого человека. Тем более, что этот человек слишком жалкий, что он просто не стоит их мести.

 

Муса ибн Абдуллах ибн Урва (внук Зубейра) передает от своего отца несколько иную версию событий – что этот Ибн Джурмуз пришел и сам сдался в руки Мусаба, когда он стал наместником в Ираке, прося о наказании для себя за содеянное им. И Мусаб заключил его в тюрьму, а затем написал своему брату Абдуллаху в Мекку, спрашивая его указаний – что ему сделать с этим человеком, с убийцей их отца? Но Абдуллах велел ему отпустить этого человека, написав ему: «Неужели ты думаешь, что смерть этого бедуина сможет искупить смерть Зубейра?». То есть, опять же, и Абдуллах, и его брат Мусаб считали, что это слишком неравная замена, будет ли этот человек жить или умрет, этим уже ничего не исправить, их отца этим не воскресить.

 

Когда Мусаб выпустил Ибн Джурмуза из тюрьмы, он долгое время скитался по пустыне, мучимый угрызениями совести. По некоторым сообщениям он в конце концов покончил с собой. Но так или иначе, этот человек – несмотря на страшный грех, который он совершил, все-таки достоин сожаления, поскольку он раскаивался и многие годы терзался угрызениями совести (в отличие, допустим, от убийцы Умара, который ни в чем не раскаивался).

 

Али (да будет доволен им Всевышний) присутствовал на погребении Зубейра – так же, как на погребении Тальхи (который, как мы упоминали в рассказе о его жизни, погиб, пытаясь остановить две враждующие группы - сторонников Али и его противников, когда дело все-таки дошло до сражения). Будучи на похоронах Зубейра, Али сказал несколько напутственных слов. В частности, он сказал: «Я надеюсь, что Тальха, Зубейр и Усман (из-за гибели которого и разгорелась вся эта смута) – и я, Али, будем теми, о ком сказано в Коране, что из сердец будут удалены все дурные чувства, все взаимные обиды, и в будущей жизни мы будем братьями, сидящими на великом троне в Раю друг напротив друга». То есть, Али выразил надежду, что все эти разногласия между сподвижниками были временными, которые произошли из-за недопонимания и недоразумений, но на самом деле они продолжают оставаться братьями, которые любят друг друга. Затем он в последний раз взглянул на могилу Зубейра и сказал: «Эти мои оба уха слышали, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение) сказал: «Тальха и Зубейр будут моими соседями в Раю»» (эта история передается у имама Тирмизи).

 

Имам Бухари несколько иначе рассказывает об смерти Зубейра (да будет доволен им Всевышний) – что он был убит в месяце Раджаб (а не Джумада аль-уля, как передается в другом сообщении), в 36-м году хиджры, в долине Сибаа, что недалеко от Басры (это современный Ирак).

 

Есть очень интересная история о том, какое завещание оставил Зубейр своим сыновьям. Абдуллах ибн Зубейр рассказывает, что его отец чувствовал свою гибель – незадолго до своей смерти, собираясь в этот поход (против Али), он говорил своему сыну, что он погибнет. Так что он оставил распоряжения на случай своей смерти. В частности, он сказал, что в том имуществе, которое остается после меня, есть доля очень многих людей, которым надо будет эти деньги выплатить. Как так получилось? Передается, что Зубейр (да будет доволен им Всевышний) был очень надежным и достойным доверия человеком, так что многие люди, которым надо было оставить кому-то свои деньги (на время отъезда, допустим), приходили к нему и оставляли эти деньги у него, зная, что с ними ничего не случится. Однако Зубейр всегда говорил таким людям: лучше будет, если эти деньги будут у меня не в качестве аманата – доверенного имущества, но в качестве долга, как если бы ты даешь мне их в долг. В чем здесь разница? Если человек оставит ему эти деньги как аманат, то он не сможет ничего с ними сделать – они будут просто лежать без всякого применения. Но если это будет долг, он сможет вложить их в какой-то прибыльный бизнес, чтобы хозяин этих денег смог в итоге получить прибыль, то есть, в результате его деньги приумножатся. Конечно, в этом есть определенный риск – поскольку могут быть и убытки, но может быть и прибыль. И таким образом он был должен многим людям – чьи деньги находились у него как в банке (он вкладывал их в какие-то свои проекты и получал доход, а затем отдавал его хозяевам этих средств).

 

Так что Зубейр сказал своему сыну, чтобы он продал часть его имущества и расплатился со всеми людьми, перед которыми у него был долг. Если же будут какие-то трудности – в получении этих денег, чего-то будет не хватать, то он сказал: «Проси помощи у моего мауля – моего господина». Словом «мауля» в то время рабы называли своего хозяина, так что Абдуллах переспросил – кто такой этот твой мауля, разве ты невольник, что у тебя есть хозяин? И Зубейр сказал, что это Всевышний – его хозяин. Абдуллах рассказывает, что впоследствии, когда он начал расплачиваться с этими людьми, и у него возникали какие-то трудности – с продажей имущества, деньги не поступали вовремя или что-то подобное, то стоило ему сказать: «О Мауля – о Господин Зубейра, заплати такому-то ради него, от его (Зубейра) имени!». И Аллах тут же облегчал, посылал выход из ситуации.

 

Когда начали подсчитывать, сколько у Зубейра оставалось таких долгов, то оказалось, что это огромная сумма денег – даже по нашему времени: два миллиона двести тысяч динаров! И проблема была в том, что наличных денег после Зубейра не было ни копейки – все деньги были вложены в какое-то имущество или в какой-то бизнес. Ему принадлежали огромные земли – говорят, что в число его имущества входил целый лес в какой-то местности, у него был огромный дом в Медине – даже не дом, а дворец (как я слышал, руины этого дома до сих пор сохранились). Еще один дом у него был в Басре, один – в Куфе, и один – в Египте (все эти дома очень дорого стоили, поскольку это были процветающие, богатые города – все равно как сейчас иметь дом в Дубае, допустим, или в Гонконге).

 

Причем, надо иметь в виду, что Зубейр не занимал никогда никакой официальной должности – наместника или губернатора какой-то провинции, хотя ему предлагали несколько раз такой пост. Так что у него не было никогда официального жалованья (или какой-то возможности получить что-то в виде налогов или иных сборов с населения). Всю жизнь он провел в сражениях – сначала рядом с Пророком (мир ему и благословение), потом рядом с Абу Бакром, Умаром и Усманом (да будет доволен ими Всевышний).

 

Через какое-то время – когда Абдуллах сумел расплатиться со всеми этими людьми, остальные его братья и сестры начали просить его – когда же ты начнешь распределять наследство между нами? Но Абдуллах сказал им – нужно собираюсь подождать еще четыре года, четыре сезона хаджа. Во время каждого хаджа – когда в Мекке будут собираться люди со всего мусульманского мира, я буду объявлять, что, если кто-то имеет какие-то претензии к Зубейру, пусть обратится ко мне, и я заплачу ему долг. И только спустя эти четыре года – когда никто не предъявил никаких требований, Абдуллах разделил наследство между всеми наследниками.

 

В наше время я также знаю таких щепетильных людей – которые очень внимательны и к своим долгам, и к долгам своих родителей (конечно, сейчас таких людей мало, но они есть). Когда они приезжают сюда, в Европу, на заработки, они первым делом – когда устраиваются на работу, начинают откладывать деньги, чтобы расплатиться с долгами (либо помочь своим родным расплатиться с их долгами). Есть множество хадисов, в которых нас строго предостерегают за небрежное отношение к долгам – к чужому имуществу, если человек не хочет отдавать долги, хотя имеет такую возможность, это все равно, как если бы он украл эти деньги.

 

Итак, когда Абдуллах расплатился со всеми, кому его отец был должен, все равно еще осталось очень значительное имущество. Одну треть этого имущества – согласно завещанию отца – он раздал в качестве милостыни. И как вы думаете, какая сумма в итоге досталась его наследникам? Чтобы судить о его размерах, вот вам один факт: к моменту гибели Зубейра у него было четыре жены. Каждая из них получила по одному миллиону двести тысяч динаров! (то есть, вместе их доля составила 4 миллиона 800 тысяч). А как мы помним, доля жен согласно правилу деления наследства – в общем – составляет одну восьмую всей суммы имущества покойного. По некоторым сообщениям, общая сумма имущества Зубейра к моменту его смерти составляла 59 миллионов 800 тысяч динаров – именно динаров, золотых монет! Как я помню, в настоящее время двадцать динаров стоят около двух тысяч фунтов (один динар – это сто фунтов). То есть, по нашим деньгам Зубейр был бы миллиардером, одним из самых богатых людей в мире. Возможно, это имущество было заработано благодаря баракяту тех средств, которые он раздавал как милостыню. Как мы помним, у него была тысяча рабов, чьи заработки полностью расходовались на благотворительность.

 

Ибн Касир пишет, что все эти деньги были совершенно чистым, халяльным доходом. Они были заработаны от разного рода бизнеса либо были получены как трофеи во время военных походов. И еще имейте в виду, что Зубейр (да будет доволен им Всевышний), разумеется, всегда выплачивал закят со своих денег! Ведь закят – это не наши деньги, это доля бедных людей в нашем имуществе, так что большой грех – присваивать эти деньги. Без выплаты этих денег наше имущество не будет чистым, дозволенным.

 

И надо отметить, что было семь сподвижников, которые попросили Зубейра (да будет доволен им Всевышний) стать душеприказчиком после их смерти – то есть, распорядиться их имуществом согласно их завещанию, позаботиться о том, чтобы все их наследники получили, что им полагается, не были бы обижены. В частности, среди них были такие известные люди как Усман, Абдуллах ибн Масуд и Абдуррахман ибн Ауф. Кто-то из них был очень богат – как Усман или Абдуррахман, но были и люди бедные, которым Зубейр оказывал помощь.

 

Пусть Всевышний дарует нам баракят таких людей, чтобы мы могли хоть немного приблизиться к их праведности, их щедрости, их усердию в религии.

АВТОР ЦИКЛА
Маджлисы по тасаввуфу
Абдур-Рахман ибн Юсуф Мангера
Автор:
АБДУР-РАХМАН ИБН ЮСУФ МАНГЕРА
Шейх
Урок вышел:среда
Новый урок:среда
Список уроков